Установка нелицензионного программного обеспечения статья 146

В статье собрана самая важная информация на тему: "Установка нелицензионного программного обеспечения статья 146" и тема раскрыта с профессиональной точки зрения. Если у вас в процессе чтения возникли вопросы, то задавайте их нашему дежурному консультанту.

Чем грозит организации использование нелицензионного программного обеспечения?

Виталий Комлев, заместитель генерального директора ООО «Ключ-консалтинг»

И к этому следует добавить множество и разнообразие компьютерных программ, необходимых для организации работы различных специалистов, создания локальных сетей, формирования интегральных банков данных и обеспечения работы серверов, IT-коммуникации, их защиты и обеспечения безопасности. Суммы получаются весьма впечатляющими.

Вот и идут руководители организаций и технические специалисты на использование отдельных нелицензионных программ, не задумываясь иногда о том, что подобная экономия имеет ярко выраженную обратную сторону. И дело не только в том, что «пиратское ПО» не гарантирует надежной и бесперебойной работы, данные программы не позволяют рассчитывать на своевременное обновление и техническую поддержку, установка нелегальных копий подвергает риску заражения компьютера вирусами, вследствие чего можно вообще потерять важную информацию.

Серьезные затраты может повлечь за собой и возможный отказ поставщиков компьютерной техники выполнять гарантийные ремонтные работы, ссылаясь на установку нелицензионного ПО. Со всем этим при определенных условиях еще можно справиться, имея в организации соответствующих специалистов. Более значительным минусом в этой ситуации является то, что, согласно п. 1 ст. 1225 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ), программные продукты признаются интеллектуальной собственностью, которая подлежит охране, а п. 1 ст. 1259 ГК РФ установлено, что они охраняются как литературные произведения. У автора (разработчика) компьютерной программы (лица, творческим трудом которого она создана) возникает на нее наряду с личными неимущественными правами (неотчуждаемыми и непередаваемыми) исключительное право. В соответствии с п. 1 ст. 1229 ГК РФ, правообладатель вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Другие лица не могут использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности без согласия правообладателя за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ.

Следовательно, за нарушение авторских и смежных прав, выразившихся в использовании нелицензионного ПО, организация, должностные лица и пользователи могут быть привлечены к серьезной гражданско-правовой, административной и даже уголовной ответственности.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Уголовная ответственность

Уголовная ответственность за нарушение авторских и смежных прав, выразившееся в использовании нелицензионного ПО, предусматривается ст. 146 Уголовного кодекса РФ (далее – УК РФ). Уголовная ответственность, по ч. 2 ст. 146 УК РФ, наступает в случае, если стоимость используемого нелицензионного ПО характеризуется как крупный ущерб, причиненный правообладателю, и превышает 50 тыс. руб. В данном случае противоправное деяние наказывается штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 мес, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 ч, либо исправительными работами на срок до 2 лет, либо лишением свободы на срок до 2 лет.

В случае, если общая стоимость используемого нелицензионного ПО превышает 250 тыс. руб., размер ущерба, причиненного правообладателю, оценивается как особо крупный. В этом случае совершенное деяние, в соответствии с ч. 3 ст. 146 УК РФ, наказывается лишением свободы на срок до 6 лет со штрафом в размере до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 3 лет либо без такового.

По этой же части – ч. 3 ст. 146 УК РФ – наказывается нарушение авторских и смежных прав, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а равно лицом с использованием своего служебного положения.

При практическом применении ст. 146 УК РФ, как правило, применяется методика подсчета ущерба, причиненного авторам и правообладателям незаконными действиями по контрафакции и распространению ПО, объявленная письмом Генеральной прокуратуры РФ от 30 марта 2001 г. № 36-15-01 «О практике применения законодательства по защите интеллектуальной собственности, состоянии прокурорского надзора и мерах по усилению борьбы с пиратством в аудиовизуальной сфере». Названная методика предусматривает определение ущерба при нарушении авторских прав с применением таких инструментов, как исчисление различных видов ущербов, включая моральный, ущерб деловой репутации, упущенная выгода от нарушения авторских прав и др. По существу, данная методика определения ущерба предусматривает возможность учета при определении его размера практически всех существующих на сегодня возможных видов материального и нематериального вреда.

По общему правилу, к уголовной ответственности по ч. 2 и ч. 3 ст. 146 УК РФ за незаконное использование объектов авторского права в организации привлекаются лица, которые принимают соответствующее управленческое решение. Как правило, это руководители организации, реже лица, возглавляющие отдельные подразделения. Такое решение может принять и фактический руководитель организации. Иные лица (системные администраторы, фактические пользователи контрафактного ПО) могут привлекаться за незаконное использование ПО в организации как соучастники в случаях, когда они вносят определенный вклад в принятие решения об использовании контрафактных экземпляров объектов авторского права.

Отдельно следует сказать о случаях, когда в организации незаконно используется ПО без принятия на то какого-либо управленческого решения. Например, в том случае, если системный администратор самовольно установил контрафактное ПО на компьютеры организации. В этом случае руководитель организации может избежать уголовной ответственности. За незаконное использование объектов авторского права будет отвечать лицо, фактически принявшее решение об использовании нелицензионного ПО. В приведенном примере это системный администратор организации.

В соответствии с существующим в российском уголовном законодательстве разделением преступления, связанные с нарушением авторских и смежных прав, относятся к преступлениям против конституционных прав и свобод человека и гражданина (гл. 19 УК РФ).

Заслуживает внимания, на мой взгляд, и то обстоятельство, что, в соответствии с п. 5 ст. 20 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее – УПК РФ), уголовные дела по поводу незаконного использования объектов авторского права считаются уголовными делами публичного обвинения. Это означает, что, руководствуясь нормами п. 3 ст. 21 УПК РФ, руководитель следственного органа, следователь, а также дознаватель с согласия прокурора уполномочены осуществлять уголовное преследование по уголовным делам независимо от волеизъявления потерпевшего (в нашем случае – обладателя авторского права). Говоря простым языком, прекратить уголовное преследование не удастся даже в том случае, если, например, представитель фирмы Microsoft Corporation заявит о том, что он не имеет претензий и не настаивает на привлечении виновного к ответственности (как это было, например, в ходе процесса над учителем сельской школы в Пермском крае).

Читайте так же:  Уголовная ответственность за нарушение антимонопольного законодательства

Об активности применения данных мер ответственности свидетельствует тот факт, что, по данным осуществляющей компьютерный аудит компании Softline, в 2009 г. в России было выявлено около 7 тыс. преступлений, ответственность за которые предусматривается по ст. 146 УК РФ (некоторым успокаивающим моментом может служить то, что штрафом и условным сроком заканчивается 80 % всех дел, дошедших до суда; в том же самом 2009 г. было вынесено лишь шесть приговоров с реальным сроком наказания).

Административная ответственность

За нарушение авторских и смежных прав при общей стоимости используемых контрафактных программ менее 50 тыс. руб. виновное лицо привлекается к административной ответственности по ст. 7.12 Кодекса РФ об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ). За данное правонарушение законодательно предусматриваются следующие виды наказания:

• для граждан: административный штраф в размере от 1,5 до 2 тыс. руб. с конфискацией контрафактных программ и орудий совершения административного правонарушения;

• для должностных лиц: административный штраф в размере от 10 до 20 тыс. руб. с конфискацией контрафактных программ и орудий совершения административного правонарушения;

• для юридических лиц: административный штраф в размере от 30 до 40 тыс. руб. с конфискацией контрафактных программ и орудий совершения административного правонарушения.

Прошу обратить внимание на то, что санкции за рассматриваемое правонарушение предусматривают конфискацию как нелицензионного ПО, так и «материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения» (ст. 7.12 КоАП РФ). Говоря другими словами, даже при незначительной стоимости выявленного контрафактного ПО виновное лицо может лишиться своего имущества – компьютера, являющегося орудием совершения административного правонарушения.

Говоря об административной ответственности за использование нелицензионного ПО, следует принимать во внимание и предусмотренную ст. 2.1 и 2.10 КоАП РФ возможность одновременного привлечения к ответственности как юридическое лицо, так и иное виновное лицо организации. А это означает, что в случае, если факт использования нелицензионного ПО подтвердится, к административной ответственности по ст. 7.12 КоАП РФ могут быть привлечены не только организация и ее руководитель, но и конкретный работник, в трудовые обязанности которого (по трудовому договору или должностной инструкции) входит обеспечение соблюдения в организации требований по работе с ПО. Например, таковым может быть системный администратор, ответственный за использование в работе организации лицензионного ПО, который в нарушение своих трудовых обязанностей не принял меры по недопущению установки или своевременного удаления незаконно используемого ПО.

Дополнительные вопросы, связанные с привлечением к административной и уголовной ответственности

Вышеприведенные положения наглядно свидетельствуют, что вид ответственности за использование нелицензионного ПО непосредственно зависит от стоимости контрафактных программ. Стоимость используемого контрафактного ПО определяется экспертом в ходе специального исследования – экспертизы. При определении общей стоимости используемого «пиратского» ПО соответствующий привлеченный специалист обязан будет исходить из стоимости лицензионного ПО, реализуемого в розницу. При этом, как свидетельствует практика, за основу в расчетах берется самая высокая цена, существующая на рынке. Следовательно, весьма сложно сказать заранее, какое количество программ должно быть установлено на компьютере, чтобы санкции ограничились административным наказанием. Окончательный вердикт эксперта зависит от конкретного ПО, поскольку стоимость некоторого специализированного ПО уже может грозить уголовным разбирательством, а распространенные пользовательские программы, которые стоят гораздо меньше, даже в своей совокупности могут уложиться и в административные рамки.

Нарушения, связанные с использованием контрафактного ПО, можно разделить на две группы.

В первом случае нарушения связаны с использованием полного нелицензионного софта. В данном случае у пользователя нет ни одного законно приобретенного экземпляра той или иной программы.

Во втором случае пользователь в процессе своей деятельности выходит за пределы договорных условий (условий лицензионного соглашения) по использованию ПО. Второй вариант создает видимость легального и официального использования ПО, дает возможность получать обновления используемого ПО и пользоваться технической поддержкой разработчика ПО. Нарушения в данном случае выявляются лишь при проведении контрольных мероприятий или на основании данных объективного технического контроля (например, в последнее время основными разработчиками лицензионного ПО широко применяется метод сравнения правообладателем данных лицензионного соглашения с данными служб технической поддержки разработчика, отслеживающих объем использованного пользователем пакета обновления).

Общее между ними то, что как в первом, так и во втором случаях эксперты будут исходить из стоимости незаконно используемого ПО.

И, говоря о дополнительных условиях привлечения виновных к ответственности, считаю необходимым подчеркнуть, что федеральное законодательство не позволяет привлекать за одно и то же деяние, связанное с нарушением авторских прав, одновременно и к административной, и к уголовной ответственности. Однако привлечение правонарушителя к административной или к уголовной ответственности за нарушение авторских и смежных прав не исключает возможности одновременного его привлечения к гражданско-правовой ответственности. Более того, возможность привлечения правонарушителя к гражданско-правовой ответственности не исключается и в случае принятия в отношении лица решения, связанного с отказом от привлечения его к уголовной или административной ответственности (что, в частности, нашло отражение в п. 5 письма ВАС РФ от 13 декабря 2007 г. № 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности»).

Штраф за использование нелицензионного программного обеспечения

Значимая часть выпускаемого на рынок программного обеспечения разрабатывается авторами с целью получения прибыли от последующей продажи пользователям разрешения на его использование. Исключительное право автора (ст. 1270 ГК РФ) на программный продукт в сочетании с личными неимущественными правами охраняются государством.

Законность использования программного обеспечения определяется наличием лицензии, которая обычно даёт разрешение на использование одной или нескольких копий программы. Использование программы без лицензии может повлечь за собой ответственность уголовную, административную и гражданско-правовую.

Читайте так же:  Приобретение квартиры по договору уступки права требования

Административная ответственность за нарушение авторских прав

За нарушение авторских прав путём незаконного использования программного продукта стоимостью менее 100 тыс. рублей предусмотрена административная ответственность в соответствии со статьёй 7.12 КоАП РФ.

Штраф за использование нелицензионного программного обеспечения по этой статье:

на граждан – в размере от 1500 до 2000 рублей;

на должностных лиц – в размере от 10000 до 20000 рублей;

на юридических лиц – от 30000 до 40000 рублей.

Предусмотрена конфискация контрафактных копий продукта, материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, иных орудий административного правонарушения. Может быть конфискован компьютер или его жёсткий диск.

Привлекается к ответственности лицо, допустившее использование нелицензионных программ. Чаще всего им выступает руководитель организации, но может им быть и работник, отвечающий за программное обеспечение.

[2]

Уголовная ответственность за нарушение авторских прав

Ст. 146 УК РФ, определяет в ч. 2:

«незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм, совершенные в крупном размере, —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок».

Совершёнными в крупном размере деяния признаются, если стоимость контрафактных экземпляров или нарушенных прав превышает 100 тысяч рублей, а в особо крупном – 1 миллион рублей.

Привлечение лица к административной или уголовной ответственности не исключает его гражданско-правовой ответственности.

Гражданско-правовая ответственность

За нарушение авторского права, его субъект, согласно ст. 1301 ГК РФ, вправе требовать выплаты компенсации:

в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей;

в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров;

в двукратном размере стоимости права использования произведения.

Важно, что Постановлением КС РФ № 28-П от 13.12.2016, пп. 1 указанной статьи признан частично не соответствующим Конституции РФ. Также нужно знать, что применение статьи 146 УК РФ подразумевает доказательство умысла нарушителя.

Понимание и правильное применение указанных нюансов законодательства грамотным юристом может в значительной степени упростить взаимоотношения лица, подозреваемого в нарушении авторских прав, с соответствующими официальными структурами.

Установка нелегального ПО и ст. 146 УК РФ — Самара

Идёт охота

Те, кто занимается ремонтом и настройкой компьютеров, сейчас очень сильно рискуют. Ежедневно десятки настройщиков-инсталляторов задерживаются милицией и отправляются под суд по обвинению в нарушении авторских прав. Все они, все без исключения не знали, что на них открыта «охота», иначе не попались бы. Из тех, кто предварительно уведомлен об обстановке, не осужден никто. На скамью подсудимых попадают исключительно неосведомленные, не знающие, что такое проверочная закупка, и как она проводится.

В настоящей памятке мы разъясним этот вопрос.

В стране развернута массовая кампания по борьбе с нарушениями авторских прав. Как всегда, не обходится без перегибов. С милиции требуют раскрываемость по ст.146 УК. И милиция ее дает, не слишком считаясь при этом с законом (о справедливости лучше вообще молчать).

Состав преступления

Части 2 и 3 статьи 146 УК предусматривают наказание за нарушение авторских прав в крупном и особо крупном размере соответственно. Крупным размером считается стоимость распространяемых контрафактных экземпляров или нарушенных прав, превышающая 50 тысяч рублей, особо крупным — свыше 250 тысяч.

Нарушение на сумму меньше 50 тысяч не является уголовным преступлением. Это административное правонарушение, милиция ими занимается неохотно, поскольку, в отличие от уголовных дел, никак не влияют на цифры отчетности, ради которых, собственно, органы внутренних дел и работают. (Но если кто-то все-таки попадется, на него оформят административный протокол, а компьютеры могут даже конфисковать, как «контрафактные экземпляры произведений»).
Что такое проверочная закупка?

Самым простым методом слепить уголовное дело по ст. 146 является проверочная закупка — один из видов оперативно розыскных мероприятий (ОРМ), предусмотренный законом «Об оперативно-розыскной деятельности» (п. 4 ст. 6). Чтобы выполнить установленный план по уголовным делам, милиция вынуждена использовать только самые простые и быстрые способы поимки «пиратов».

Видео (кликните для воспроизведения).

Главный из этих методов — проверочная закупка (не путать с контрольной закупкой). Метод прост: обзваниваются те, кто дал объявления об установке программ, настройке компьютеров, а за неимением таковых — о любых услугах, связанных с компьютерами. Подставной покупатель просит установить программы. После установки составляется протокол, затем следователь возбуждает уголовное дело.

Признаки проверочной закупки

Есть несколько признаков, позволяющих довольно уверенно отличить проверочную закупку от обычного заказа.

В последнее время работники милиции используют также упрощенный вариант проверочной закупки: просят человека записать и продать диск с программами. В некоторых регионах, где суды не слишком требовательны по части доказанности преступления, такие дела проходят.

Кроме этого, встречаются «закупки» подержанных компьютеров целиком: милиционеры звонят по объявлению и интересуются, а есть ли на продаваемом компьютере такие-то программы. Продавцу предлагают установить их, обещая в этом (и только в этом) случае купить компьютер за хорошую цену.

Проверочные закупки и следствие по делу редко проводятся в строгом соответствии с законом. Царящая в органах «палочная система» просто не дает ни времени, ни средств соблюдать закон.

Чтобы гарантированно возбудить уголовное дело, повсеместно применяются различные способы завышения размера преступления. Например, некорректная оценка стоимости программ, проводимая не экспертом-оценщиком, а потерпевшим.

Другое распространенное нарушение — использование провокации при проведении проверочной закупки. Когда работник милиции, получив отказ, начинает уговаривать инсталлятора (настройщика, ремонтника или просто пользователя, продающего свой компьютер) поставить нужные программы. Уговоры часто действуют, человек идет на преступление, которого при иных условиях бы не совершил. Это и есть провокация.

Вопрос о провокации в ходе проверочной закупки был разъяснён Верховным судом на примере дел о сбыте наркотиков. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N14 говорится:

[1]

«Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.»

Читайте так же:  Решение суда обращение взыскания на заложенное имущество

Кроме этого, около двух лет назад в закон об ОРД были внесены изменения, в соответствии с которыми милиции запрещалось «подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий». (Как будто раньше они всем этим занимались потому что не было прямого запрета в законе.) Естественно, эффект от этих поправок был нулевым. При проведении «закупок» контрафактных программ милиция этим запретом повсеместно пренебрегает.

Роль подстрекателя в «закупке» ПО даже больше, чем в случае с наркотиками. Сбыт наркотиков является уголовным преступлением в любом случае, независимо от размера, тогда как для состава преступления, предусмотренного ст. 146 УК, нужно программное обеспечение на сумму более пятидесяти тысяч рублей. Именно поэтому милиционеры всегда просят установить что-нибудь дорогое: «1С: Предприятие», «Фотошоп», и т.п.

Часто инсталляторам помимо 146-й незаконно вменяют статьи УК 272 (неправомерный доступ) и 273 (вредоносные программы), которые не имеют «порога» в виде размера нарушения. Но такие нарушения — отдельная большая тема.

Все эти многочисленные и повсеместные нарушения делают порочной практику проверочных закупок для борьбы с нарушениями авторских прав. Делают ее неприемлемой вообще. Оттого автор и предостерегает всех инсталляторов, хотя небольшая часть из них, возможно, в самом деле заслуживает наказания.

Предохранение

Нетрудно вывести простые меры, которые позволят инсталлятору избежать милицейской засады и в то же время не распугать своей подозрительностью нормальных клиентов.

Можно ли переложить ответственность?

Некоторые. скажем так, «юридически непросвещенные» люди отчего-то полагают, что ответственности можно избежать путем составления договоров, соглашений с клиентом, расписок и прочих хитровымученных бумаг с разными заковыристыми формулировками. Это абсолютно бессмысленно: любая подобная бумага лишь укрепит доказательную базу уголовного дела. Она будет подтверждать то, что подозреваемый «знал, планировал, готовился к преступлению, пытался отвести от себя угрозу». Кроме этого, ее наличие может привести к возбуждению дела не по второй, а по третьей части 146 статьи за нарушение, совершенное группой лиц.

Уголовное законодательство не позволяет переложить ответственность на другое лицо, составив с ним договор, подписав расписку, заключив джентльменское соглашение и т.п. Статья 3 УК (ч. 1) устанавливает, что преступность деяния и его уголовно-правовые последствия определяются только УК, никаких иных документов в этой сфере не применяется.

В качестве примера, иллюстрирующего абсурдность «джентльменских соглашений», можно привести подобную «расписку» при совершении любого другого преступления, например, заказного убийства. Если исполнитель убийства напишет «расписку» о том, что он «никаких претензий к заказчику не имеет», правоохранительные органы вполне справедливо не будут принимать ее во внимание при назначении наказания (хотя в качестве доказательства сговора такой документ использоваться может).

Или еще один, более приближенный к реальности пример: если на предприятии есть служба охраны, в обязанности которой входит предотвращение краж, можно ли привлечь охранника в качестве обвиняемого по статье 158 УК, если кража не раскрыта? Ответ очевиден.

Тем не менее, заблуждение о «волшебной расписке» распространено повсеместно. И главную роль в его распространении играют не юридически непросвещенные люди, а сами работники правоохранительных органов, которые в некоторых ситуациях принимают во внимание должностные инструкции работников, с помощью чего на работника предприятия (обычно сисадмина) возлагается ответственность «за соблюдение лицензионной чистоты ПО».

Милиционерам этот миф выгоден по двум причинам. Во-первых, у них всегда есть «козел отпущения», на которого все можно свалить. По такой логике, по умолчанию за весь контрафактный софт на предприятии ответственность несет его руководитель. Но в том случае, если существует приказ или должностная инструкция, которая «определяет ответственное лицо», то привлекать по статье 146 будут его.

В данном случае должностная инструкция как раз и является аналогом «волшебной расписки», с помощью которой перекладывается уголовная ответственность. Никаких правовых оснований для этого нет, однако, милиция получает возможность не искать тех, кто действительно установил контрафактную программу, а свалить все на того, кто «несет ответственность по инструкции».

Во-вторых, установить программу на компьютер может любой работник организации, поработавший за этим компьютером. Однако, если начать разбираться, кто и что устанавливал, то может оказаться, что каждый работник установил программ стоимостью менее чем на пятьдесят тысяч, и состава преступления здесь вообще нет. А ситуация, когда «ответственность возложена инструкцией» на кого-то одного, позволяет «повесить» на этого человека весь «пиратский» софт на предприятии, и гарантированно получить уголовное дело, а не кучу административных правонарушений.

Для сравнения можно взять статью 143 УК, предусматривающую ответственность за «нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда, совершенное лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил». В данном случае существует закон, возлагающий на работодателя ответственность за соблюдение правил охраны труда, а также предусматривающий возможность эту ответственность возложить на конкретного работника предприятия той самой «должностной инструкцией» (это раздел X Трудового кодекса). Кроме этого, сама статья 143 предусматривает ответственность для того лица, «на котором лежали обязанности».

В случае со ст. 146 УК ничего подобного в ней самой нет, а кроме того, не существует закона, который возлагает на руководство предприятия ответственность за «соблюдение лицензионной чистоты».

Кстати, когда президиум Пермского краевого суда оправдывал А.М.Поносова, он руководствовался как раз такой логикой: работа директором организации, в которой установлена «пиратка», не свидетельствует о причастности к нарушению авторских прав по умолчанию. Необходимо, чтобы обвиняемый совершал какие-то действия, которые к такой установке привели, или являлся соучастник��м (подстрекателем, организатором, и т.п).

Подумай о других

Распространив данную памятку, вы можете спасти одного или нескольких человек от наказания. От заведомо несправедливого наказания. В соответствии с несправедливым законом, который принят исключительно для пользы зарубежных правообладателей, то есть, вопреки интересам России.

Просим вас сделать то, что в ваших силах, чтобы ознакомить с настоящим текстом тех, кто зарабатывает компьютерными услугами.

Читайте так же:  Трудовая инспекция москва официальный сайт подать жалобу

Наилучший вариант — найти в своем городе несколько объявлений о таких услугах и, позвонив по телефону, спросить: «Читали ли вы Памятку инсталлятору?» Если не читал, надо дать человеку ссылку ли переслать этот текст.

Посодействовать борьбе с незаконной практикой привлечения к уголовной ответственности вы можете, распространив памятку любым другим способом: выложив на форум, присоединив к дистрибутиву в файлообменнике, послав по электронной почте, передав в распечатанном виде и т.п.

Задать вопрос, оставить комментарий или отзыв

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Белгородский государственный технологический университет им. В.Г.Шухова»

новости / события

Ответственность за использование не лицензионного программного обеспечения

В соответствии со ст. 44 Конституции РФ интеллектуальная собственность охраняется законом.

Ввоз, продажа, сдача в прокат, работа на ЭВМ с использованием не лицензионного программного обеспечения или иное незаконное использование экземпляров программ, произведений или фонограмм посягают на авторские и смежные права.

Пунктом 90 Постановления Правительства РФ N 55 от 19.01.98 «Об утверждении правил продажи отдельных видов товаров, перечня товаров длительного пользования, на которые не распространяется требование покупателя о безвозмездном предоставлении ему на период ремонта или замены аналогичного товара, и перечня не продовольственных товаров надлежащего качества, не подлежащих возврату или обмену на аналогичный товар других размера, формы, габарита, фасона, расцветки или комплектации» не допускается продажа экземпляров программ для электронных вычислительных машин и баз данных при осуществлении розничной торговли с использованием лотков и палаток.

При продаже экземпляров программ для электронных вычислительных машин и баз данных продавец обязан предоставить покупателю помимо сведений, указанных в пункте 11 настоящих Правил, следующую информацию о предлагаемом к продаже товаре, наличие которой на каждом экземпляре (упаковке) является обязательным:

  • наименование, место нахождения изготовителя экземплярапрограммы для электронных вычислительных машин и базы данных, а также номер лицензии на осуществление деятельности по воспроизведению (изготовлению экземпляров);
  • технические характеристики носителя, а также записипрограммы для электронных вычислительных машин и базы данных;
  • сведения об обладателе авторского права и (или) смежных прав напрограмму для электронных вычислительных машин и базу данных;
  • номеррегистрации программы для электронных вычислительных машин или базы данных, если они были зарегистрированы.

Согласно п. 4 ст. 1252 Гражданского кодекса РФ в случае, когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, такие материальные носители считаются контрафактными.

Согласно п. г ч. 4 Постановления Правительства РФ № 252 от 28.04.06 одним из лицензионных требований и условий при осуществлении лицензируемой деятельности является осуществление лицензиатом в процессе изготовления экземпляров программ для электронных вычислительных машин деятельности по нанесению наименования лицензиата и номера лицензии на корпус аудио- или видеокассеты, на корпус (защитный кожух) иного магнитного или немагнитного носителя, а также на внутреннее кольцо оптического диска вокруг установочного отверстия со стороны считывания.

Статья 1270 Гражданского кодекса РФ определяет, что является использованием объектов авторских прав.

Автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 ст. 1270 ГК РФ. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на произведение.

Использованием произведения независимо от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или без такой цели, считается, в частности:

Практическое применение положений, составляющих содержание произведения, в том числе положений, представляющих собой техническое, экономическое, организационное или иное решение, не является использованием произведения применительно к правилам настоящей главы, за исключением использования, предусмотренного пп. 10 п. 2 ст. 1270 ГК РФ.

Правила пп. 5 п. 2 ст. 1270 ГК РФ не применяются в отношении программы для ЭВМ, за исключением случая, когда такая программа является основным объектом проката.

Статья 1233 ГК РФ предусматривает, что правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (лицензионный договор).

Заключение лицензионного договора не влечет за собой переход исключительного права к лицензиату.

В соответствии со ст. 1261 Гражданского Кодекса РФ (программы для ЭВМ) авторские права на все виды программ для ЭВМ (в том числе на операционные системы и программные комплексы), которые могут быть выражены на любом языке и в любой форме, включая исходный текст и объектный код, охраняются так же, как авторские права на произведения литературы. Программой для ЭВМ является представленная в объективной форме совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата, включая подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения.

Лицензионное программное обеспечение имеет свой персональный идентификационный номер и свой персональный «ключ» и должно быть приобретено в специальных магазинах. На него должны быть документы, в которых указан конкретный номер программного продукта и его «ключ» (либо отдельно документация на приобретение кодов доступа («ключей») к программному продукту, имеющему оригинальный идентификационный номер), лицензионное программное обеспечение устанавливается на один компьютер (за исключение сетевых версий, в которых при покупке в документации указывается максимальное количество компьютеров на которых может работать приобретаемая программа).

Незаконное использование произведений или объектов смежных прав либо иное нарушение предусмотренных данным законом авторского права или смежных прав влечет за собой гражданско-правовую, административную, уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Статья 7.12 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за нарушение авторских и смежных прав.

Статья 146 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за нарушение авторских и смежных прав

Ч. 2. Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере, наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо лишением свободы на срок до двух лет.

[3]

Ч. 3. Деяния, предусмотренные частью второй настоящей статьи, если они совершены:
б) группой лиц по предварительному сговору или организованной
группой;
в) в особо крупном размере;
г) лицом с использованием своего служебного положения, — наказываются лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

Читайте так же:  Выселить квартирантов из квартиры порядок действий

Деяния, предусмотренные ст. 146 УК РФ, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышают пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере — двести пятьдесят тысяч рублей.

Если Вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите всё предложение с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.
Затем укажите, какое слово или цифру нужно исправить.

Применение нелицензионного софта – не основание для уголовной ответственности

Об этом заявил представитель Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей в сфере интеллектуальной собственности Анатолий Семёнов. «Благодаря расширительному пониманию судами положений ч. 2-3 ст. 146 Уголовного кодекса возникла ситуация, когда само по себе пользование нелицензионным программным обеспечением для, например, рисования, проектирования и печатания текстов, является преступлением», – рассказал он в пятницу на пресс-конференции ИА «НСН».

Основная проблема, по мнению эксперта, заключается в неверном толковании судами термина «использование объектов авторского и смежных прав» при рассмотрении уголовных дел.

Так, действующее законодательство предусматривает уголовную ответственность за незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозку контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта (ч. 2-3 ст. 146 УК РФ). При этом сам УК РФ не объясняет, что именно можно считать незаконным использованием таких объектов. Ответ, напомнил Анатолий Семёнов, можно найти в Гражданском кодексе, который к использованию относит, например, изготовление копий, распространение, доведение до всеобщего сведения и т. д. (п. 2 ст. 1270 ГК РФ). «То есть пользование программным обеспечением не является способом его использования с точки зрения закона. Пользование и использование – разные вещи», – пояснил он. А раз нет использования, то, убежден эксперт, не должно быть и уголовной ответственности за это.

Кроме того, УК РФ устанавливает ответственность за те деяния, которые обладают признаком общественной опасности. То есть, уточнил Семёнов, нельзя привлечь к уголовной ответственности в том случае, когда в деянии, которое вменяется подсудимому, отсутствует признак общественной опасности.

В ст. 146 УК РФ признаком общественной опасности является преследование целей сбыта незаконно используемых объектов авторского и смежных прав. «Понятное дело, что цели сбыта как признака общественной опасности никак не может быть в ситуации, когда вы просто пользуетесь программой, даже незаконно установленной, поскольку вы не преследуете цели ее никому продавать», – поделился эксперт. И это еще один довод против привлечения лиц к уголовной ответственности за подобное деяние.

Более того, добавил Семёнов, не должно считаться использованием нелицензионного программного обеспечения и его хранение. «Я обратился к специалистам Исследовательского Центра Частного Права при Президенте РФ с просьбой разъяснить, является ли хранение способом использования объектов авторского и смежных прав. И они, являясь разработчиками ГК РФ, однозначно пояснили, что не является», – рассказал он.

Вместе с тем, по его словам, в год рассматривается несколько сотен дел по указанному составу преступления. Точное количество приговоров, касающихся ответственности за пользование нелицензионными программами, неизвестно, однако по самым скромным подсчетам эксперта к ответственности ежегодно привлекают десятки человек. Как правило, осужденным назначают наказание в виде лишения свободы условно. Однако лицам, уже имеющим судимость, вполне может грозить реальный срок. За преступление совершенное группой лиц по предварительному сговору или лицом с использованием служебного положения, закон предусматривает до шести лет лишения свободы (ч. 3 ст. 146 УК РФ).

«Нельзя привлекать к ответственности за то, за что в законе преступлением не считается», – уверен Семёнов. В связи с этим специалисты Аппарата Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей подготовили доклад президенту, в котором обратили внимание на эти проблемы и предложили:

  • перенести ст. 146 УК РФ из гл. 19 УК РФ («преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина») в гл. 22 УК РФ («преступления в сфере экономической деятельности»);
  • принять меры, препятствующие расширительному толкованию судами ст. 146 УК РФ.
Видео (кликните для воспроизведения).

Ожидается, что данный доклад будет направлен главе государства в конце апреля.

Источники


  1. Венгеров, А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов; М.: Юриспруденция; Издание 3-е, 2012. — 528 c.

  2. Дубинский, А. Руководствуясь законом; политической литературы Украины, 2013. — 112 c.

  3. Щеглова Л. В. Защита своих прав в судах общей юрисдикции; Омега-Л — М., 2014. — 232 c.
  4. Смоленский, М. Б. Адвокатская деятельность и адвокатура в Российской Федерации (адвокатское право) / М.Б. Смоленский. — М.: Феникс, 2015. — 384 c.
  5. Котов, Д. П. Вопросы судебной этики / Д.П. Котов. — М.: Знание, 2014. — 127 c.
Установка нелицензионного программного обеспечения статья 146
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here