Признание сделки недействительной без применения последствий

В статье собрана самая важная информация на тему: "Признание сделки недействительной без применения последствий" и тема раскрыта с профессиональной точки зрения. Если у вас в процессе чтения возникли вопросы, то задавайте их нашему дежурному консультанту.

Доказываем недействительность сделки по новым процессуальным правилам

Чего мы ждем от рекомендаций высшей судебной инстанции? Свежих решений наболевших проблем и оригинальных подходов. Недавнее постановление Пленума ВС РФ о процессуальных правилах богато и тем и другим.

Постановление Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление) принято в развитие поправок в ГК РФ и устанавливает правила и примеры для их применения судами. Наиболее ожидаемыми и важными стали разъяснения о недействительности сделок (п. 69–102). Остановимся на новых, ранее не встречавшихся в практике процессуальных правилах.

1. Любые возражения о недействительности сделок могут быть признаны не имеющими правового значения.

Признание сделки недействительной часто применялось как способ судебного «стряхивания» обязательства во вред добросовестной стороне, требующей его исполнения.

Чтобы не допустить этого, определено, что заявления о недействительности как ничтожной, так и оспоримой сделки в любой форме, а также о применении последствий недействительной сделки не будут иметь для суда правового значения, если лицо действует недобросовестно. В частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность этой сделки (п. 5 ст. 166 ГК РФ, п. 70 Постановления).

Это правило одно из самых важных, оно гарантирует стабильность оборота и защиту его добросовестных участников. В процессуальном смысле это выражается в следующем:

  • подлежит оценке поведение в отношении сделки не только ее стороны, но и любого лица, заявляющего о ее недействительности;
  • оцениваются заявления и возражения как сторон, так и лиц, участвующих в деле, поданные в любой процессуальной форме;
  • оценке подлежат заявления о недействительности как оспоримых, так и ничтожных сделок.

Последнее означает, что суд может констатировать отсутствие правового значения заявления о ничтожности сделки со ссылкой на поведение, свидетельствующее об отношении к ничтожной сделке как к действительной.

Если суд оценивает заявление о ничтожности как не имеющее правового значения, означает ли это признание действительности ничтожной сделки? Этот вопрос имеет все шансы стать одним из самых острых в судебной практике.

С нашей точки зрения, такая позиция суда применима к процессуальному заявлению и сама по себе не может означать констатацию действительности ничтожной сделки, т. к. случаи признания ничтожной сделки действительной специально устанавливаются законом (п. 2 ст. 171 ГК РФ).

Не вызывает сомнений, что суд вправе признать сделку ничтожной и по собственной инициативе (подп. 3 п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28). Однако в Постановлении не уточняется, в каких случаях подобная инициатива правомерна и необходима с учетом обстоятельств спора.

Вероятно, инициатива в признании сделки ничтожной может проявляться судами для защиты публичных интересов, особенно в случаях, когда суд приходит к выводу о необходимости применения последствий недействительности ничтожной сделки (п. 4 ст. 166 ГК РФ).

Если сделка ничтожна как нарушающая права третьих лиц и публичный интерес не затронут (п. 2 ст. 168 ГК РФ), суд лишен права применять последствия ничтожности по собственной инициативе, исходя из буквального толкования п. 4 ст. 166 ГК РФ, поскольку это не приведет к защите публичных интересов.

Возникает вопрос, возможно ли тогда по инициативе суда констатировать ничтожность сделки, нарушающей права третьих лиц, без применения последствий? Полагаем, что нет. Этот вывод следует из п. 3 ст. 166 ГК РФ и п. 70 Постановления, в силу которых лицо должно обладать законным интересом в признании сделки ничтожной и предъявить соответствующее требование в суд. В статье 166 ГК РФ и п. 71, 78, 81 Постановления явно проводится различие между требованием и возражением.

2. Исковое требование о признании сделки ничтожной как нарушающей права третьих лиц отличается от возражения тем, что оценивается судом на наличие заинтересованности.

Именно такой подход сложился в судебной практике (постановления ВАС РФ от 27.05.2008 № 4267/08, от 05.04.2011 № 15278/10, от 12.03.2013 № 14182/12).

Нет указаний на то, что суд обязан оценивать сделанные в неисковой форме заявления о ничтожности на предмет наличия заинтересованности. Заинтересованность лица проявляется в форме иска, для удовлетворения которого истец должен доказать, что имеет интерес в достижении правовой определенности по вопросу ничтожности сделки.

На первый взгляд, это противоречит п. 71 Постановления, согласно которому «возражение ответчика о том, что требование истца основано на ничтожной сделке, оценивается судом по существу, независимо от истечения исковой давности для признания этой сделки недействительной».

Между тем правило о рассмотрении возражения о ничтожности «по существу» в данном случае выполняет функцию процессуальной экономии, т. к. позволяет разрешить спор только на этом основании.

Подобный подход содержится в п. 40 совместного Постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 (в ред. от 23.06.2015), где говорится о том, что «если при рассмотрении иска об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения судом будет установлено, что основанием возникновения права собственности истца является ничтожная сделка и отсутствуют другие основания возникновения права собственности, суд отказывает в удовлетворении заявленных исковых требований независимо от того, предъявлялся ли встречный иск об оспаривании сделки». Пункт 71 Постановления распространяет этот подход и на иные категории исков.

3. Иск лица, не являющегося стороной ничтожной сделки, о применении последствий ее недействительности может быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты прав этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительной сделки.

В свете общего подхода к установлению ничтожности в отдельном процессе по иску заинтересованного лица крайне важны положения п. 78 Постановления. Формально изложенная в нем позиция противоречит буквальному толкованию п. 3 ст. 166 ГК РФ. Однако по существу она является развитием подхода надлежащего истца как лица, доказавшего законный интерес в оспаривании.

Читайте так же:  Что означают цифры кадастрового номера земельного участка

Процессуально это выражается во введении нового требования к форме и содержанию искового заявления путем включения в него указания на такое право (законный интерес). Если оно не будет исполнено, исковое заявление оставят без движения (п. 78 Постановления).

К сожалению, каких-либо примеров соответствующих исков в документе не приводится. Можно предположить, что речь идет о случаях ничтожности замещения активов и иных сделок в процедурах банкротства, где кредиторы не являются стороной, но имеют законный интерес в имущественном удовлетворении за счет отчужденного имущества должника.

Другой вариант применения такого иска – ситуация, если суд с учетом мнения сторон отказался применять последствия ничтожной сделки по собственной инициативе исходя из абз. 2 п. 79 Постановления, а заинтересованное лицо не участвовало в процессе.

4. Для применения последствий ничтожной сделки установлено новое процессуальное правило: суд выносит вопрос о применении последствий недействительной сделки на обсуждение сторон.

На этом положении Постановления следует остановиться подробнее (п. 79). Разъяснение допускает, что с учетом мнения сторон суд может решить вопрос о применении последствий ничтожной сделки отрицательно. Стороны при этом останутся с исполненным по ничтожной сделке. Если данная позиция будет закреплена в судебной практике, станет возможным отход от применения реституции как в исключительных случаях, предусмотренных законом (п. 4 ст. 167 ГК РФ), так и в иных случаях, если суд с учетом ст. 65 АПК РФ и п. 79 Постановления откажется применять последствия ничтожности сделки. Это серьезное расширение сферы судейского усмотрения.

Дальнейшее развитие этой тенденции сделает востребованным и иск заинтересованного лица, которым оно может защитить свои права (п. 78 Постановления).

Однако пока и такие предположения выглядят спорными. Судебной практике придется выработать необходимые критерии для определения законного интереса для целей применения последствий ничтожной сделки и отсутствия иных способов защиты.

По всей строгости формы

Постановление вводит следующие правила в отношении требований о недействительности оспоримых сделок. Если ответчик заявляет о недействительности оспоримой сделки, исходя из условий которой заявлен иск, то отказ в иске может быть обоснован недействительностью сделки лишь в двух случаях:

  • если ответчик в том же процессе предъявил встречный иск о недействительности и он удовлетворен;
  • существует преюдициальное решение о признании сделки недействительной (п. 71 Постановления).

Представляется, что более строгая процессуальная форма для возражений о недействительности оспоримых сделок обоснована, поскольку:

  • это означает возможность отказа в иске для лица, не имеющего правового интереса в оспаривании;
  • форма встречного иска позволяет применить исковую давность;
  • действия недобросовестного лица, не заявившего встречный иск или заявляющего его только с целью затянуть процесс, могут быть рассмотрены как его процессуальный риск (ст. 9 АПК РФ).

Полагаем, что незаявление или несвоевременное заявление встречного иска в случае, если ответчик основывает свои возражения на недействительности оспоримой сделки, может быть расценено как недобросовестное действие, направленное на затягивание процесса.

При этом само предъявление встречного иска о недействительности, даже процессуально верное (добросовестное), может толковаться как недобросовестность в смысле п. 5 ст. 166 ГК РФ: «…поведение ответчика отвечает признакам недобросовестности, поскольку его заявление о недействительности сделки последовало лишь после передачи на рассмотрение суда требований истца о взыскании задолженности» (Постановление Девятого ААС от 10.12.2014 № 09АП-47670/2014-ГК по делу № А40-59351/2014).

Приведенная оценка в целом соответствует ст. 41 АПК РФ и критериям недобросовестных процессуальных действий, предложенным ВС РФ в Определении от 23.07.2015 № 306-ЭС15-1364. Это дополнительные процессуальные гарантии для добросовестного лица, предъявившего иск об исполнении действительной сделки.

Сдерживающим фактором для лиц, аргументирующих недействительность сделки, станет оценка их действий на предмет добросовестности. Эта категория является фундаментальной для всех участников судебных споров о недействительности сделок.

В то же время не стоит забывать о том, что суд оценивает доводы о недобросовестности не абстрактно, а на основании определенных процессуальных норм. Несмотря на то что Постановление предоставляет суду право по собственной инициативе признавать действия участников оборота недобросовестными (п. 1), реализация этого права предполагает соблюдение принципов состязательности и равенства сторон.

В этой связи в новейшей судебной практике уже есть показательные примеры (Постановление СИП от 30.07.2015 по делу № А40-96570/2013), а значит, стороны должны заявлять о недобросовестности в соответствии с установленными правилами доказывания.

В практике недобросовестным поведением признается (Решение АС Ставропольского края от 22.07.2015 по делу № А63-5935/2015):

  • отсутствие возражений в отношении сделки в течение значительного периода;
  • возникновение таких возражений только после получения постановления о возбуждении уголовного дела в отношении бывшего руководителя;
  • одобрение эмиссии акций, впоследствии отчужденных по спорной сделке;
  • участие в собраниях акционеров, если из данных действий следует очевидное намерение принять правовые последствия сделки.

Следуйте правилам доказывания

КС РФ указал, что суд апелляционной инстанции, усмотревший в действиях истца признаки злоупотребления правом, должен был предложить сторонам высказать по данному вопросу свои соображения и представить соответствующие доказательства. Однако из протокола и аудиопротокола судебного заседания следует, что в нарушение закрепленного ст. 9 АПК РФ принципа состязательности данный вопрос суд апелляционной инстанции перед сторонами не ставил, вывод о наличии злоупотребления правом сделан без непосредственного исследования этого вопроса в судебном заседании. Перечисленные нарушения стали основаниями для отмены судебных актов и направления дела на новое рассмотрение (Постановление СИП от 30.07.2015 по делу № А40-96570/2013).

Недобросовестность не пройдет

В отношении недобросовестности при оспаривании сделки практика сформировала достаточно примеров.

«Договор заключен на условиях, предложенных обществом, являющимся профессиональным участником рынка страховых услуг, осознающим последствия договора; сославшись на несоответствие договора закону, общество нарушило пределы осуществления гражданских прав» (Постановление Президиума ВАС РФ от 13.04.2010 № 16996/09).

«Совершение лицом действий, способных дать основание считать сделку действительной, в частности, подписание акта сверки, товарных накладных, актов об оказанных услугах, оценивается судом как недобросовестное поведение лица, ссылающегося на недействительность сделки» (Постановление АС Московского округа от 27.10.2014 № Ф05-10568/14 по делу № А40-15580/13-102-145).

«По договору вносились денежные средства после совершения сделки, оплата принималась другой стороной договора, следовательно, договор исполнялся и истец не вправе оспаривать эту сделку» (Решение АС Свердловской области от 10.02.2015 по делу № А60-47632/2014).

Читайте так же:  Усыновление удочерение детей граждан рф иностранными гражданами

P. S. Решение найдено

Постановление существенно снизило вероятность произвольного оспаривания сделок по формальным основаниям. Суды будут оценивать не только правовые доводы о недействительности, но и поведение сторон. В ряде случаев большое значение будет иметь правильный и своевременный выбор процессуальной формы заявления возражений.

Иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки

Виды ничтожных сделок

Ничтожной является сделка, недействительная по установленным законом основаниям вне зависимости от признания ее таковой судом. Она считается недействительной изначально, как только была заключена.

Такими признаются сделки, совершенные:

  • В нарушение установленных норм и правил (ст. 168 ГК).
    Например, если ненадлежащим лицом на условиях договора банковского вклада приняты денежные средства (ст. 835 ГК).
  • С целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК).
    Здесь суду необходимо установить, что цель соглашения, а также права и обязанности сторон изначально противоречили таким основам, а как минимум один из участников действовал предумышленно (п. 85 постановления Верховного суда от 23.06.2015 № 25).
  • Без намерения породить правовые последствия (мнимые) (п. 1 ст. 170 ГК).
  • С целью сокрытия других сделок (п. 2 ст. 170 ГК).
    Притворной признается сделка, направленная на достижение других правовых результатов и прикрывающая иные намерения сторон. Заинтересованности только одной стороны для признания сделки притворной недостаточно (п. 87 постановления пленума Верховного суда от 23.06.2015 № 25).
  • С несоблюдением требований закона к форме сделки.
    Например, если продажа недвижимости не оформлена в письменном виде (ст. 550 ГК) или сделка, для которой предусмотрена нотариальная форма, нотариально не удостоверена (ст. 163 ГК).
  • Малолетними гражданами (не достигшими 14 лет) и лицами, которые в установленном законом порядке были признаны недееспособными (ст. 171, 172 ГК РФ).

Признание сделки ничтожной

Несмотря на очевидность ничтожности сделки, ее признание осуществляется в судебном порядке.

Иск подается в гражданском или арбитражном процессуальном порядке по подведомственности и подсудности. Он может быть предъявлен стороной договора или иным лицом, указанным в законе (например, заинтересованным, чьи права и интересы совершенной сделкой затрагиваются).

Срок исковой давности по таким соглашениям составляет для сторон сделки 3 года с момента, когда началось исполнение по ней. Для иного заинтересованного лица — 3 года со дня, когда о таком исполнении лицу стало известно (максимум 10 лет с начала исполнения сделки).

Иск такого заинтересованного лица может быть удовлетворен, только если отсутствует иной способ защиты его прав (определение Верховного суда от 01.12.2015 № 4-КГ15-54).

ВАЖНО! Судом совершенная сделка может быть признана недействительной как полностью, так и в части. Принимая такое решение, суду необходимо мотивировать свою позицию о возможности совершения сделки без той части, которая признана недействительной, и не допускать навязывание договора сторонам, который они не намеревались заключать (п. 100 постановления пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25).

Последствия признания сделки ничтожной

Недействительная сделка не влечет юридических последствий; возникающие из нее права и обязанности аннулируются. Стороны возвращают всё полученное по сделке или возмещают стоимость (реституция), а также понесенные расходы.

При этом, защищая публичные интересы, суд может самостоятельно применить последствия недействительности ничтожной сделки, а может и не делать этого, если такие последствия будут признаны противоречащими основам правопорядка (п. 4 ст. 167 ГК).

Видео (кликните для воспроизведения).

Так, апелляционной судколлегией Свердловской области 19.03.2015 определено, что оснований для возврата ответчику автомобиля нет, так как его реквизиты не совпадают с данными, указанными в договоре. Более того, у самого истца отсутствует возможность вернуть полученный от ответчика автомобиль по причине его изъятия (дело № 33-3910/2015).

В случаях же заключения соглашения с целью, противной основам правопорядка и нравственности, всё имущество, полученное участниками, суд может взыскать в пользу государства.

Закрепление за судами полномочий по применению последствий недействительности ничтожной сделки направлено на необходимость установления фактов недобросовестности в правоотношениях, но не только с целью установления, например, противоречия существу законодательного регулирования, но и для выявления злого умысла настаивающей на ничтожности сделки стороны.

Исходя из системного толкования пункта 1 статьи 1, пункта 3 статьи 166 и пункта 2 статьи 168 ГК РФ иск лица, не являющегося стороной ничтожной сделки, о применении последствий ее недействительности может также быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты права этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительности ничтожной сделки.

В исковом заявлении такого лица должно быть указано право (законный интерес), защита которого будет обеспечена в результате возврата каждой из сторон всего полученного по сделке. Отсутствие этого указания в исковом заявлении является основанием для оставления его без движения (статья 136 ГПК РФ, статья 128 АПК РФ).

Суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки (реституцию) по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, а также в иных предусмотренных законом случаях (пункт 4 статьи 166 ГК РФ).

По смыслу статей 56 ГПК РФ, 65 АПК РФ при решении вопроса о применении по своей инициативе последствий недействительности ничтожной сделки суду следует вынести указанный вопрос на обсуждение сторон.

В мотивировочной части решения должно быть указано, какие публичные интересы подлежат защите, либо содержаться ссылка на специальную норму закона, позволяющую применить названные последствия по инициативе суда.

По смыслу пункта 2 статьи 167 ГК РФ взаимные предоставления по недействительной сделке, которая была исполнена обеими сторонами, считаются равными, пока не доказано иное. При удовлетворении требования одной стороны недействительной сделки о возврате полученного другой стороной суд одновременно рассматривает вопрос о взыскании в пользу последней всего, что получила первая сторона, если иные последствия недействительности не предусмотрены законом.

[3]

При рассмотрении требования лица, передавшего индивидуально-определенную вещь по недействительной сделке, к лицу, которому эта вещь была передана, о ее возврате истец не обязан доказывать свое право собственности на спорное имущество. Индивидуально-определенная вещь подлежит возврату, если она сохранилась у получившей ее стороны.

В случае недействительности договора, по которому полученное одной из сторон выражалось во временном возмездном пользовании индивидуально-определенной вещью , эта сторона возмещает стоимость такого пользования другой стороне, если оно не было оплачено ранее (пункт 2 статьи 167 ГК РФ). Переданная в пользование по такому договору вещь также подлежит возврату. Учитывая особый характер временного пользования индивидульно-определенной вещью, срок исковой давности по иску о ее возврате независимо от момента признания сделки недействительной начинается не ранее отказа соответствующей стороны сделки от ее добровольного возврата (абзац второй пункта 2 статьи 200 ГК РФ).

Читайте так же:  Росреестр проверка готовности документов поданных в мфц

При рассмотрении требования покупателя к продавцу о возврате уплаченной цены и возмещении убытков, причиненных в результате изъятия товара у покупателя третьим лицом по основанию, возникшему до исполнения договора купли-продажи, статья 167 ГК РФ не подлежит применению. Такое требование покупателя рассматривается по правилам статей 460 — 462 ГК РФ. По смыслу пункта 1 статьи 461 ГК РФ исковая давность по этому требованию исчисляется с момента вступления в законную силу решения суда по иску третьего лица об изъятии товара у покупателя.

Согласно абзацу второму пункта 3 статьи 166 ГК РФ допустимо предъявление исков о признании недействительной ничтожной сделки без заявления требования о применении последствий ее недействительности, если истец имеет законный интерес в признании такой сделки недействительной. В случае удовлетворения иска в решении суда о признании сделки недействительной должно быть указано, что сделка является ничтожной.

В связи с тем, что ничтожная сделка не порождает юридических последствий, она может быть признана недействительной лишь с момента ее совершения.

Для требований сторон ничтожной сделки о применении последствий ее недействительности и о признании такой сделки недействительной установлен трехлетний срок исковой давности, который исчисляется со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, то есть одна из сторон приступила к фактическому исполнению сделки, а другая — к принятию такого исполнения (пункт 1 статьи 181 ГК РФ).

Течение срока исковой давности по названным требованиям, предъявленным лицом, не являющимся стороной сделки, начинается со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала ее исполнения.

По смыслу пункта 1 статьи 181 ГК РФ если ничтожная сделка не исполнялась, срок исковой давности по требованию о признании ее недействительной не течет.

Применение последствий недействительности ничтожной сделки, связанной с отчуждением недвижимого имущества

Валерий Еременко, адвокат Адвокатской консультации N 172 Межреспубликанской коллегии адвокатов.

В статье рассматривается практика Федеральной регистрационной службы по внесению записей в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним на основании судебных актов о признании сделки по отчуждению такого имущества недействительной.

Сложившаяся арбитражная практика позволяет признавать недействительной ничтожную сделку. Такая возможность прямо предусмотрена в п. 32 совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ). Вопрос о применении последствий недействительности ничтожной сделки рассматривается судом по заявлению заинтересованного лица либо по собственной инициативе. Указанная норма позволяет суду признавать ничтожную сделку недействительной без применения последствий ее недействительности, которое в таком случае становится предметом самостоятельных судебных разбирательств. При этом, помимо иска о применении последствий, у заинтересованного лица появляется возможность подачи иных исков: о признании права собственности, о неосновательном обогащении, виндикации и т.п. Если предметом оспариваемой сделки являются акции или доли участника ООО, недействительность сделки может повлечь и обжалование различных корпоративных мероприятий общества.

В обоснование подобных исков приводится п. 1 ст. 167 ГК РФ, согласно которому недействительная сделка не влечет правовых последствий, помимо тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Между тем буквальное применение правил указанной нормы на практике зачастую невозможно. С момента совершения сделки в отношении ее объекта осуществляются разнообразные действия: уплачиваются обязательные платежи, заключаются разнообразные сделки, а также осуществляются различные улучшения. Кроме того, вероятным является и изменение его (предмета сделки) рыночной стоимости. Поэтому полностью нивелировать последствия заключения сделки, как правило, не представляется возможным.

Однако до настоящего момента ни законодателем, ни судебной практикой не выработано четко выраженной позиции относительно того, какие последствия недействительной сделки можно применять, а какие нет; какие действия являются последствиями недействительности сделки, а какие квалифицируются как нормальный результат течения времени и нахождения вещи во владении у того или иного лица, а также можно ли требовать признания недействительными каких-либо сделок (решений, действий), связанных с недействительной сделкой и вытекающих из нее.

Например, на наш взгляд, нельзя рассматривать в качестве обозначенных последствий решения акционерного общества, принятые на основании ничтожной сделки, признанной недействительной. Между тем вопрос о возможности принятия такого решения остается открытым, а его разрешение зависит от ответа на другой вопрос: недействительность сделки является абсолютной (могут быть оспорены любые действия, связанные с предметом такой сделки) или она (недействительность) ограничена применением соответствующих последствий, после чего никаких иных исков подавать уже нельзя?

Принцип, изложенный в п. 1 ст. 167 ГК РФ, является руководящим не только при рассмотрении судебных дел, но и по отношению к деятельности различных государственных органов и коммерческих организаций. Причем зачастую указанные субъекты предлагают свою собственную произвольную трактовку недействительности сделки и последствий ее недействительности.

Так, регистратор акционерного общества осуществил списание ценных бумаг со счета номинального держателя, клиент которого являлся последующим приобретателем спорных акций, руководствуясь при этом принципом п. 1 ст. 167 ГК РФ, в соответствии с которым недействительная сделка не влечет юридических последствий. По мнению регистратора, в описываемом случае продажа ценных бумаг и передача их в номинальное держание автоматически становились недействительными. Указанное действие регистратора повлекло многочисленные судебные споры, в которых рассматривался вопрос о том, какие последствия недействительности ничтожной сделки могут быть применены и кем.

Более подробно хотелось бы остановиться на уже сложившейся практике Федеральной регистрационной службы (далее — ФРС) по внесению записи в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — ЕГРП) на основании судебного решения.

Как уже отмечалось, рассматривая дело о признании недействительным договора, связанного с отчуждением недвижимого имущества, суды зачастую по тем или иным основаниям не могут применить последствия недействительности ничтожной сделки. В качестве примеров можно привести следующие наиболее характерные мотивировки:

  • имущество претерпело какие-либо существенные изменения;
  • о недействительности сделки заявляет не сторона по сделке;
  • у имущества имеются добросовестные приобретатели.
Читайте так же:  Сокращение основного и внутреннего совместителя одновременно

Определение ничтожности сделки — анализ на соответствие законодательству — значительно менее трудоемкий процесс, нежели исследование всех фактических обстоятельств, связанных с ее предметом, поэтому суд даже в элементарных делах может признать сделку недействительной и отказать в применении последствий ее недействительности.

Естественно, наиболее разумным и правильным представляется путь, при котором в самостоятельном судебном процессе рассматриваются все вопросы, связанные с применением последствий недействительности ничтожной сделки. Если с удовлетворением соответствующего иска обозначенные нормы начинают «работать» в полном объеме — сделка недействительна и последствия применены, то при противоположном решении суда недействительная сделка, по которой не применены последствия, «повисает в воздухе». В таком случае складывается неопределенная ситуация вокруг предмета сделки и действий, совершенных лицами в отношении этого предмета после ее заключения.

Рассмотрим конкретный пример. ФРС после признания недействительной сделки по внесению недвижимого имущества в качестве вклада в уставный капитал юридического лица (заключенной в 1998 г.) отказала в применении последствий недействительности ничтожной сделки и самостоятельно в 2004 г. осуществила перевод прав в отношении недвижимого имущества с покупателя на продавца. Свидетельство о праве собственности покупателя на объект недвижимости было аннулировано, а свидетельство о праве собственности продавца восстановлено.

При этом свои действия ФРС также обосновывала ссылками на п. 1 ст. 167 ГК РФ. Необходимо отметить, что, с точки зрения ФРС, право собственности никогда не возникало у покупателя, поэтому никакого лишения данного права со стороны ФРС не было. Она лишь совершила два регистрационных действия: прекратила необоснованно возникшее право собственности покупателя и восстановила право собственности продавца недвижимого имущества, о чем в ЕГРП были внесены соответствующие записи.

[2]

Указанные действия ФРС совершила при наличии запретов Арбитражного суда г. Москвы на регистрацию перехода права собственности. Запреты не исполнялись также со ссылкой на п. 1 ст. 167 ГК РФ: право собственности у покупателя никогда не возникало, соответственно, оно не могло и переходить к другому лицу. Несмотря на то что подобный подход является спорным, судебная практика фактически подтвердила доводы регистрационной службы . Защитить сторону по сделке, признанной недействительной, от внезапного (внесудебного) перевода права собственности может только удовлетворенное судом ходатайство о запрете для ФРС совершать любые регистрационные действия.

См., например: Постановления ФАС Московского округа от 16.11.2004 по делу N КГ-А40/10421-04; от 16.11.2005 по делу N КГ-А40/11018-05.

Применение п. 1 ст. 167 ГК РФ (право собственности никогда не возникало) позволяет государственному органу жестко отстаивать свою позицию и оставлять без внимания положения ст. 218 ГК РФ (основания приобретения права собственности) и иные нормы, связанные с прекращением/возникновением права собственности.

К сожалению, нормы Федерального закона РФ от 21 июля 1997 г. «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон), касающиеся регламентации деятельности государственного регистрационного органа, не всегда применимы в условиях признания сделки недействительной.

Закон (ст. 17, 18, 28) предусматривает судебный акт в качестве основания для совершения регистрационных действий. Пунктом 1 ст. 28 Закона предусмотрено, что права на недвижимое имущество, установленные решением суда, подлежат регистрации на общих основаниях. Момент возникновения таких прав определяется решением суда. Если оно не содержит сведений, обязательных для внесения в ЕГРП, регистратор вправе направить в суд запрос о порядке исполнения данного решения.

В рассматриваемом случае судебный акт не содержал подобных сведений, а государственный регистрационный орган руководствовался исключительно п. 1 ст. 167 ГК РФ. Учитывая, что суды, рассматривающие дело об обжаловании действий ФРС, заняли сторону государственной службы, можно сделать вывод, что применение п. 1 ст. 167 ГК РФ является приоритетным по отношению к любым иным нормам права.

Первопричиной этого, на наш взгляд, неправильного подхода является расширенное толкование судебной практикой ст. 12 ГК РФ, которая предусматривает в качестве способа защиты права применение последствий недействительности ничтожной сделки. Если задействовать подобный механизм не представляется возможным, суды не должны признавать ничтожную сделку недействительной, поскольку именно применение последствий обосновывает заинтересованность лица, обратившегося в суд с иском о признании сделки недействительной, а не абстрактная констатация судом указанного факта.

В настоящее время, когда одной из основных задач права становится обеспечение стабильности гражданского оборота (этим, в частности, объясняются последние изменения в ст. 181 ГК РФ, касающиеся сроков исковой давности), полагаем, что положение, предусмотренное в п. 32 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ (о возможности признания недействительной ничтожной сделки), которым продолжают руководствоваться суды по всей стране, морально устарело и должно быть изменено. Необходимо четко понимать, что недействительность сделки влечет только применение последствий недействительности ничтожной сделки и только судом. Рассмотрение иных требований не должно иметь места. Никакие государственные органы либо юридические лица не вправе произвольно совершать действия, направленные на самостоятельное применение последствий недействительности ничтожной сделки.

Каковы последствия ничтожной сделки согласно ГК РФ?

Последствия ничтожной сделки по ГК РФ: основные сведения

Общие последствия ничтожных сделок перечислены в ст. 167 Гражданского кодекса РФ:

  • отсутствие не имеющих связи с недействительностью такой сделки юридических последствий;
  • взаимный возврат сторонами всего полученного ими в рамках данной сделки.

[1]

Например, приобретенная по мнимой сделке (см. статью «Каков порядок признания и последствия мнимой сделки?») недвижимость возвращается продавцу, а покупателю — уплаченная за нее сумма. Таким образом, производится восстановление положения сторон, существовавшего до совершения сделки. Когда переданное не представляется возможным возвратить в натуральной форме, то по общему принципу возвращается его стоимость в денежном эквиваленте.

Кроме того, специальными нормами законодательства (например, ст. 168–179 ГК РФ, ст. 16 закона «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 № 2300-I и т. д.) могут быть в дополнение к указанным последствиям регламентированы и прочие способы защиты прав интересов пострадавшей стороны: возмещение убытков, реального ущерба, выплата штрафа и т. д.

Последствия недействительности ничтожной сделки по ГК РФ: когда возможно применить

В настоящее время судебный орган правомочен самостоятельно инициировать применение последствий недействительности сделки (т. е. когда они не были предъявлены надлежащим лицом) лишь в 2 ситуациях (п. 4 ст. 166 ГК РФ):

  • если это нужно для защиты интересов неограниченного круга лиц (например, апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 15.11.2016 по делу № 33-8622/2016);
  • это непосредственно предусмотрено законом (например, п. 4 ст. 179 ГК РФ).
Читайте так же:  Оплата производится безналичным расчетом путем перечисления

ВАЖНО! Рассматривая вопрос об инициировании применения последствий недействительности ничтожной сделки, суд должен привлечь стороны к обсуждению данной проблемы. При этом в судебном акте по итогам рассмотрения дела надлежит указать, какие публичные интересы защищаются в данном случае либо конкретную норму закона, разрешающую применить названные последствия в данной ситуации, если их инициирует именно суд (п. 79 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25).

Кроме того, такое требование вправе представить сторона сделки, а в отдельных регламентированных законом случаях также иное лицо (п. 3 ст. 166 ГК РФ). Например, суд, усмотрев, что ничтожная сделка повлекла также нарушение законных прав и интересов лица, не выступающего стороной сделки, удовлетворил его иск о применении названных последствий (см. решение Свердловского райсуда г. Иркутска от 31.10.2016 по делу № 2-4629/2016).

Последствия ничтожной сделки: реституция

Последствиями недействительности сделки являются:

  • 2-сторонняя реституция — возвращение положения, существовавшего до нарушения права, предполагающего возврат сторонами друг другу всего приобретенного по сделке в натуральной форме, а в случае невозможности это сделать — в виде денежной компенсации. Ее применение не зависит от добросовестности сторон (например, решение Кировского райсуда г. Уфы Республики Башкортостан от 02.11.2016 по делу № 2-9119/2016).
  • 1-сторонняя реституция — 1 из сторон осуществляет возврат всего приобретенного ею по сделке второй стороне, которая в свою очередь обязана передать все, что приобретено по сделке, в доход государства.
  • Недопущение реституции — все приобретенное или предполагаемое к приобретению сторонами взыскивается в доход государства. Обычно применяется к ничтожным сделкам, носящим ярко выраженный антисоциальный характер (например, решение Кувшинского горсуда Свердловской обл. от 29.09.2016 по делу № 2-768/2016).

Последние 2 варианта применяются, когда судом будет установлено наличие умысла при реализации сделки в целях, заведомо противных основам правопорядка или нравственности:

  1. Если такой умысел был у обеих сторон, то осуществляется недопущение реституции.
  2. Если же только 1 сторона преследовала названную цель, то применяется 1-сторонняя реституция (см. п. 2 определения Конституционного суда РФ от 08.06.2004 № 226-О).

Кроме того, 1-сторонняя реституция может быть применена, когда в силу особенностей правовой природы тех или иных правоотношений 2-сторонняя неисполнима (например, в отношении договора дарения, признанного ничтожным, см. апелляционное определение Тюменского облсуда от 02.11.2016 по делу № 33-6767/2016).

Налоговые последствия ничтожности сделки

Анализ сложившейся судебной практики позволяет прийти к следующим общим выводам в отношении применения налоговых последствий после квалификации соответствующей сделки как недействительной:

  • признание недействительности сделки само по себе не может повлечь изменения налоговых правоотношений, кроме случаев, когда такое основание прямо предусмотрено законодательством о налогах и сборах (например, постановление АС Республики Бурятии от 14.03.2016 по делу № А10-3611/2015 и др.);
  • сам по себе факт квалификации сделки как недействительной не является основанием для произведения корректировок налоговых обязательств, и их перерасчет может быть совершен только после реализации 2-сторонней реституции (определение ВАС РФ от 28.09.2009 № ВАС-10263/09);
  • налоговые обязательства, связанные с недействительностью сделки, образуются у плательщика налогов в момент обретения законной силы соответствующим судебным решением (например, постановление АС Уральского округа от 15.09.2016 по делу № А50-28459/2015).

Иные последствия ничтожности сделки

Судами могут быть применены и такие способы защиты прав соответствующей стороны недействительной сделки:

  • возмещение реального ущерба (например, п. 1 ст. 171, п. 1 ст. 172, п. 1 ст. 176 ГК РФ и др.);
  • взыскание убытков (абз. 3 п. 6 ст. 178, абз. 4 ст. 684 ГК РФ, п. 1 ст. 16 закона № 2003-I и др.).

ВАЖНО! Нормы ГК РФ о неосновательном обогащении (гл. 60) подлежат применению и в отношении требований о возврате исполнения по недействительной сделке (ст. 1103 ГК РФ).

Также, если суд решит применить реституцию, сторона, чьи интересы были нарушены вследствие заключения недействительной сделки, имеет право требовать и выплаты процентов за пользование чужими средствами, если правовая природа правоотношений позволяет это сделать (например, решение Зеленодольского горсуда Республики Татарстан от 14.11.2016 по делу № 2-4922/2016).

Недействительной может быть признана и только часть сделки, что, однако, не влечет по умолчанию признания всей сделки недействительной по этому основанию (например, решением Нижнекамского горсуда Республики Татарстан от 21.07.2016 по делу № 2-5298/2016 недействительным был признан лишь 1 пункт кредитного договора).

При установлении недействительности части сделки суд должен исходить из анализа мотивов сторон, которыми они руководствовались при заключении сделки. В противном случае существует риск навязать сторонам ненужный им договор (п. 100 постановления № 25).

Обращаем внимание, что признание недействительными условий договора не идентично по смыслу требованиям об изменении его условий (решение Златоустовского горсуда Челябинской области от 02.11.2016 по делу № 2-3849/16).

Итак, последствиями ничтожной сделки могут быть:

  • восстановление положения сторон, существовавшего до заключения сделки;
  • взыскание реального ущерба или убытков;
  • взыскание процентов за пользование чужими деньгами;
  • взыскание неосновательного обогащения;
  • корректировка налоговых обязательств в случае применения реституции.
Видео (кликните для воспроизведения).

Сделка может признаваться недействительной как полностью, так и в части.

Источники


  1. Комаров, Сергей Александрович Теория государства и права. Гриф МО РФ / Комаров Сергей Александрович. — М.: Норма, 2016. — 148 c.

  2. Адвокатская деятельность и адвокатура в России / Под редакцией И.Л. Трунова. — М.: Юрайт, 2016. — 528 c.

  3. Марченко, М.Н. Общая теория государства и права. Академический курс. В 3-х томах. Том 3 / М.Н. Марченко. — М.: Зерцало, 2002. — 696 c.
  4. Головистикова, А.; Дмитриев, Ю. Проблемы теории государства и права. Учебник; М.: Эксмо, 2012. — 832 c.
  5. Правоведение для сельскохозяйственных и ветеринарных вузов. Учебник. — М.: Юрайт, 2015. — 524 c.
Признание сделки недействительной без применения последствий
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here