Признание протокола личного досмотра недопустимым доказательством

В статье собрана самая важная информация на тему: "Признание протокола личного досмотра недопустимым доказательством" и тема раскрыта с профессиональной точки зрения. Если у вас в процессе чтения возникли вопросы, то задавайте их нашему дежурному консультанту.

Ходатайство о признании доказательств по уголовному делу недопустимыми

Ходатайство о признании доказательств по уголовному делу недопустимыми (ч. 4 ст. 228.1 УК РФ)

Следователю СО ОМВД России по району _____ г. Москвы

младшему лейтенанту юстиции Л

От адвоката МКА «Легис Групп»

125047, г. Москва, г.Москва, 4-й Лесной пер., д.4,

4 этаж, Бизнес центр Лесная Плаза, тел.: _________________

по уголовному делу № 266056, действующего в интересах Э, по обвинениюнию в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30; п. «г» ч. 4 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации

ХОДАТАЙСТВО

о признании доказательств недопустимыми

В производстве СО ОМВД России по району ___________ города Москвы, находится уголовное дело №266056, возбужденное по признакам состава преступления предусмотренного ч. 1 ст. 30; п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

В соответствии с п.4 ст.217 УПК РФ, по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь выясняет, какие у них имеются ходатайства или иные заявления.

Я и мой подзащитный ознакомлены с материалами уголовного дела, мною изучены и проанализированы материалы уголовного дела, в которых имеются нарушения уголовно-процессуального закона, как я считаю, доказательства, имеющиеся в материалах уголовного дела являются недопустимыми и соответственно прихожу к следующему выводу.

Протокол личного досмотра и изъятия составлен 31.12.2013 г. в период времени с 18 час. 25 мин. по 18 час. 40 мин., протокол задержания подозреваемого был составлен 01.01.2013 г. в 15 час. 00 мин., второй протокол личного досмотра и изъятия составлен в период времени с 18 час.40 мин. по 18 час. 55 мин., спустя почти сутки, что является нарушением действующего законодательства Российской Федерации, также возникает вопрос, почему было составлено два протокола, когда ничто не мешало составить один протокол и указать в данном протоколе все изъятое у Э.

Мой подзащитный с 18 час. 25 мин. 31.12.2013 г., был фактически лишен возможности свободно передвигаться, следовательно, с момента задержания были ограничены его права и свободы как человека и гражданина Российской Федерации, мало того как говорит мне Э. на него оказывалось психологическое давление оперативными сотрудниками в течение вышеуказанного времени, также у Э. был изъят рюкзак в момент задержания, лишь после того как его доставили в отдел полиции ему вернули рюкзак.

В соответствии со ст.21 Конституции Российской Федерации, никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

В ст.9 УПК РФ указано, что никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции», сотруднику полиции запрещается прибегать к пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Сотрудник полиции обязан пресекать действия, которыми гражданину умышленно причиняются боль, физическое или нравственное страдание.

Вместе с тем, срок задержания отсчитывается с момента фактического задержания, а не с момента доставления в орган или составления протокола, 48 часовой срок задержания, согласно статье 128 УПК РФ, исчисляется в часах, т. е. закон допускает округление без учета минут.

Следователь в своем постановлении о полном отказе в удовлетворении ходатайства от 20.03.2014 г. указывает: …«Э. в период времени с 08 часов 00 минут до 12 часов 00 минут оказывал содействие оперативным сотрудников в изобличение лиц, занимающихся сбытом наркотических средств»…, доводы защиты подтверждаются, что Э был фактически задержан, и оказание содействие следствию, является по сути ограничением свободы человека.

В соответствии со ст.92 УПК РФ после доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю в срок не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены права, предусмотренные статьей 46 настоящего Кодекса, то есть данные протоколы составлены в разрез ст. 91-92 УПК РФ.

С момента доставления моего подзащитного в ОВД по району ________г.Москвы, ему не был предоставлен защитник, также в материалах уголовного дела, не указано в какое время мой подзащитный был доставлен к следователю СО ОМВД России по району ________ г.Москвы У.

В соответствии со ст.48 Конституции Российской Федерации, где указано следующее, каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

В соответствии с п.1 ст.16 УПК РФ, подозреваемому и обвиняемому, обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя.

Также хочется отметить, что моему подзащитному не была предоставлена возможность с момента фактического задержания, уведомить родственников о своем задержании.

В соответствии со ст.96 УПК РФ дознаватель, следователь не позднее 12 часов с момента задержания подозреваемого уведомляет кого-либо из близких родственников, а при их отсутствии — других родственников или предоставляет возможность такого уведомления самому подозреваемому.

10.01.2014 года, следователь СО ОМВД России по району ___________ г.Москвы лейтенант юстиции У., вынес постановление о назначении судебной химической экспертизы, лишь 21.02.2013 года, защитники были ознакомлены с постановлением о назначении судебной химической экспертизы.

Следователь в нарушение требований ч. 3 ст. 195 УПК РФ, не ознакомил защитников с постановлением о назначении судебной химической экспертизы, так как у защитников имелось ходатайство о внесении в постановление, о назначении экспертизы дополнительных вопросов эксперту, нарушив тем самым право моего подзащитного и защитников при назначении и производстве судебной экспертизы, лишив возможности реализации прав, предусмотренных ст. 198 УПК РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 198 УПК РФ, при производстве судебной экспертизы обвиняемый и его защитники, имеют целый ряд прав, которые могут быть реализованы только на этапе назначения экспертизы, т. е. до начала ее проведения.

Невыполнение следователем обязанности по ознакомлению стороны защиты с постановлением о назначении судебной экспертизы является прямым и грубым нарушением не только УПК РФ, но и Конституции Российской Федерации, т. е. нарушением принципа законности уголовного судопроизводства.

Читайте так же:  Образовательная организация некоммерческая организация осуществляющая

Непредставление следователем стороне защиты возможности ознакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы является нарушением конституционного принципа состязательности и равноправия сторон, лишением обвиняемого права на справедливое судебное разбирательство.

В своем постановлении о полном отказе в удовлетворении ходатайства от 20.03.2014 г. следователь указывает: … «Защитнику К и обвиняемому Э. было известно о том, что назначена и проводится судебная химическая экспертиза, так как данная информация была указана в постановлении о продлении срока предварительного следствия, а также в ходатайстве о продлении срока содержания обвиняемого Э. под домашним арестом, с которыми они были ознакомлены в Замоскворецком районном суде города Москвы»…, защита не согласна с данными доводами следствия, так как уголовно-процессуальным законом предусмотрена норма (производство судебной экспертизы), в которой указана, что следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника и составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением.

Вместе с тем, хочу еще раз обратить внимание на протокол личного осмотра и изъятия от 31.12.2013 г. составленного в период времени с 18 час. 25 мин. по 18 час. 40 мин., в данном протоколе указано, следующее: …«при личном досмотре, у досматриваемого Э. обнаружено и изъято два куска коричневого цвета предположительно растительного происхождения, которые были обвернуты в фальгу»…, а в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от 21.02.2013 г., указано: … «а также приобретенное наркотическое средство – гашиш, распределил на семь кусков»…, хочу обратить внимание, что данные процессуальные документы не могут лечь в основу обвинения, так как являются недопустимыми доказательствами полученные с нарушением.

В соответствии с п.3 ст.7 УПК РФ, нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Статья 88 УПК РФ гласит о том, что прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление.

Вместе с тем, в соответствии со ст.75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 53, 119, 120 УПК РФ,

ПРОШУ:

  1. Признать доказательства недопустимыми и исключить из перечня доказательств:

— протоколы личного досмотра и изъятия от 31.12.2013 г. составленные в период времени с 18 час. 40 мин. по 18 час. 55 мин., и с 18 час. 25 мин. и 18 час. 40 мин.;

— протокол задержания от 01.01.2014 г. составленный в 15 час.00 мин.;

— постановление о привлечении в качестве обвиняемого от 21.02.2013 г.;

— постановление о назначении судебно химической экспертизы от 10.01.2014 г.;

— заключение эксперта № 17 от 17.02.2014 г.

  1. О принятом решении уведомить Э. и его защитников.

Адвокат МКА «Легис Групп»

___________ ________________ «___»____________ 2014 года.

Насколько обоснованными являются требования защитника при рассмотрении ходатайства?

В ходе предварительного слушания адвокат заявил ходатайство о признании “протокола личного досмотра” обвиняемого недопустимым доказательством, т.к. при проведении этого следственного действия понятые фактически отсутствовали, а указанные в протоколе лица по адресам, названным в нем, не проживают.

Поскольку в ходе “личного досмотра” были изъяты предметы, приобщенные в качестве вещественных доказательств, и было проведено их экспертное исследование, защитник просил признать недопустимыми доказательствами как эти предметы, приобщенные к материалам дела, так и заключение эксперта на том основании, что они получены с нарушением требований УПК РФ.

Суд отказал в удовлетворении заявленного адвокатом ходатайства, мотивировав отказ тем, что ходатайство заявлено преждевременно, а предметы, приобщенные в качестве вещественных доказательств, и заключение эксперта еще не были исследованы в судебном заседании.

Насколько обоснованными являются требования защитника о рассмотрении его ходатайства? Основано ли решение суда на законе?

Ходатайство об исключении недопустимого доказательства—протокола «личного досмотра»

Статьи по теме

Ходатайства и жалобы, связанные с исключением того или иного доказательства, могут быть поданы как на стадии предварительного расследования, так в судебном заседании.

Если на стадии следствия действуют только общие нормы (ст. 7, 75, 88 УПК РФ), то применительно к судебной стадии законом, помимо применения самих норм о недопустимости доказательств, регламентирован порядок заявления и рассмотрения ходатайства об исключении доказательства (ст. 235, 271 УПК РФ).

Кроме того, подавляющее большинство таких ходатайств заявляется именно в суде, поскольку лишь по окончании предварительного расследования у защиты появляется возможность ознакомиться со всеми материалами дела.

Основной довод ходатайства, обосновывающий необходимость исключения из материалов далее протокола «личного досмотра»: документирование осуществленного после фактического задержания обыска подозреваемого любым иным способом, в том числе и прежде всего посредством составления отдельного документа, включая и «протокол личного досмотра», законом не предусмотрено.

Приложение N 11. Протокол о личном досмотре, досмотре вещей, находящихся при физическом лице (рекомендуемый образец)

Приложение N 11
к Административному регламенту исполнения
Министерством внутренних дел Российской
Федерации государственной функции
по осуществлению федерального
государственного надзора за соблюдением
участниками дорожного движения требований
законодательства Российской Федерации
в области безопасности дорожного движения

>
N 12. Протокол о досмотре транспортного средства (рекомендуемый образец)
Содержание
Приказ МВД России от 23 августа 2017 г. N 664 «Об утверждении Административного регламента исполнения Министерством внутренних.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2019. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Доказательства, полученные до составления протокола задержания без участия защитника, могут признать недопустимыми

Разработаны меры защиты подозреваемого от злоупотреблений со стороны органов предварительного следствия. Соответствующий законопроект 1 , подготовленный членами Совета Федерации Константином Добрыниным, Aндреем Клишасом и Bадимом Тюльпановым, внесен в Госдуму.

Предлагается признавать любые сведения, полученные от задержанного до составления протокола задержания без участия защитника, недопустимыми доказательствами, если в дальнейшем они не будут подтверждены в установленном порядке. «Законопроект обязывает должностных лиц органов предварительного следствия не проводить никаких следственных действий с подозреваемым без участия защитника до составления протокола задержания», – уточняют авторы законопроекта.

Такая мера направлена на пресечение злоупотреблений со стороны органов предварительного следствия. По словам сенаторов, сложившаяся практика показывает, что органы предварительного следствия в момент задержания, оказывая на задержанного психологическое давление, используя его процессуальную неосведомленность, могут склонить последнего к написанию явки с повинной. «Указанные манипуляции нарушают основной принцип уголовного судопроизводства – презумпцию невиновности. Согласно ст. 14 УПК РФ, бремя доказывания обвинения и опровержения доводов защиты лежит на стороне обвинения», – подчеркивают парламентарии.

Читайте так же:  Риск случайной гибели или случайного повреждения имущества

Напомним, что в соответствии со ст. 48 Конституции РФ каждому задержанному гарантируется право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента задержания. При этом ст. 75 УПК РФ относит к недопустимым доказательствам доказательства, полученные с нарушением требований законодательства (включая показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде).

Предполагается, что принятие законопроекта позволит создать дополнительные гарантии законности при задержании подозреваемого и производстве по уголовному делу в целом.

Несоблюдение требований закона к подбору понятых влечет признание доказательства недопустимым

>500 2001 72% 100%
дел в нашей практике год начала работы по делам о наркотиках дел доведены до положительного результата гарантия конфиденциальности

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич

«Несоблюдение требований закона к подбору понятых влечет признание доказательства недопустимым»

Согласно статье 60 УПК РФ понятым признается не заинтересованное в исходе уголовного дела лицо, привлекаемое дознавателем, следователем для удостоверения факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результатов следственного действия.

Поскольку основу уголовных дел по ст.ст. 228, 228.1 УК РФ составляют результаты оперативно-розыскной деятельности, в которых зафиксированы факты обнаружения и изъятия наркотических средств, то нормы ФЗ -144 «Об оперативно-розыскной деятельности» также предусматривают участие представителей общественности (понятых) в проводимых оперативно-розыскных мероприятиях.

Важность участия понятых в оперативно-розыскных мероприятиях или следственных действиях состоит в том, что они являются лицами, способствующими собиранию доказательств. Вот почему столь ответственное предназначение предопределило содержащееся в законе требование об обеспечении участия в качестве понятых лиц, не заинтересованных в исходе дела.

Несоблюдение требований закона к подбору понятых влечет признание проведенного оперативного или следственного действия незаконным, а протокола – недопустимым доказательством.

ПРЕЗИДИУМА ЯРОСЛАВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

от 4 августа 2010 года

Приговором Переславского районного суда Ярославской области от 22 декабря 2009г. М.К.Г. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ по эпизоду незаконного хранения без цели сбыта наркотического средства весом 5,991 грамм, изъятого при личном досмотре, к 3 годам лишения свободы без штрафа; по ч. 2 ст. 228 УК РФ по эпизоду незаконного хранения без цели сбыта наркотического средства весом 5,615 грамма, изъятого в ходе обыска, к 3 годам лишения свободы без штрафа. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 4 года лишения свободы без штрафа с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Ярославского областного суда от 26 февраля 2010 года приговор изменен, постановлено квалифицировать содеянное М.К.Г. по ч. 2 ст. 228 УК РФ, назначив ему наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Исключить из резолютивной части приговора указание на применение ч. 3 ст. 69 УК РФ. В остальном приговор оставлен без изменения.

Президиум Ярославского областного суда установил:

с учетом изменений, внесенных судом кассационной инстанции, М.К.Г. признан виновным в незаконном хранении без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере.

Согласно приговору преступление совершено при следующих обстоятельствах.

М.К.Г. в неустановленное время, в неустановленном месте незаконно приобрел без цели сбыта у не установленного следствием лица наркотическое средство — смесь, содержащую героин (диацетилморфин), весом 5,991 грамм. Данное наркотическое средство М.К.Г. незаконно хранил при себе до 15 апреля 2009 года, то есть до момента его задержания сотрудниками милиции. М.К.Г. был задержан у дома по адресу , наркотическое средство изъято в ходе личного досмотра в период с 15.35 часов до 16.15 часов в ГОВД.

М.К.Г. в неустановленное время, в неустановленном месте незаконно приобрел без цели сбыта у не установленного следствием лица наркотическое средство — смесь, содержащую героин (диацетилморфин), весом 5,615 грамм. Данное наркотическое средство М.К.Г. незаконно хранил по месту проживания в квартире по адресу до 15 апреля 2009 года, то есть до момента изъятия наркотического средства в ходе обыска в период с 19.35 часов до 20.55 часов.

В жалобе осужденный М.К.Г. указывает, что приговор основан на недопустимых доказательствах, уголовное дело «сфабриковано». Обращает внимание на то, что его досмотр производился в помещении ГОВД, действия сотрудников милиции были незаконными — на голове у него был мешок или пакет, понятые были лица заинтересованные — один отбывал административное наказание, второй — бомж. Считает, что наркотики ему были подброшены. Полагает, что следовало определить точное количество самого героина в смеси. Кроме того, осужденный обращает внимание на то, что приговором суда по каждому эпизоду ему было назначено 3 года лишения свободы. Считает, что после внесения в приговор изменений наказание за один эпизод также не должно быть более 3 лет лишения свободы. Просит об отмене вынесенных судебных решений и прекращении производства по делу.

Проверив материалы дела, президиум находит, что приговор и кассационное определение подлежат изменению в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

К такому выводу президиум приходит по следующим основаниям.

Как указано в приговоре, наркотическое средство — смесь, содержащую героин, изъято в ходе личного досмотра М.К.Г. и в ходе обыска по месту его жительства.

На протокол личного досмотра, составленный с участием понятых Ф. и О., и на протокол обыска, составленный с участием понятых Б. и К., суд сослался в приговоре как на доказательство вины М.К.Г.

В соответствии с ч. 1 ст. 60 УПК РФ понятой должен быть лицом, не заинтересованным в исходе уголовного дела.

Как видно из материалов дела, Ф., О., Б. и К. на момент привлечения их в качестве понятых содержались в ИВС Переславского ГОВД, где отбывали наказание за совершение административных правонарушений.

Эти сведения суду были известны. Суд указал на незаинтересованность лиц, привлеченных в качестве понятых, в исходе уголовного дела.

Между тем, участие понятых является одной из гарантий объективности при производстве процессуальных действий.

Поэтому, по смыслу закона, незаинтересованность лица, привлекаемого в качестве понятого, не должна вызывать сомнений.

Лица, содержащиеся в ИВС, находятся под контролем сотрудников милиции, то есть в определенной зависимости от них, что позволяет сделать вывод о том, что привлечение указанных лиц в качестве понятых не отвечает требованиям ч. 1 ст. 60 УПК РФ.

Нарушение требований закона при подборе понятых влечет признание доказательств, полученных с участием этих понятых, недопустимыми.

Читайте так же:  Приватизация квартиры если прописан несовершеннолетний ребенок

Поэтому президиум исключает из числа допустимых доказательств протокол личного досмотра М.К.Г. и протокол обыска по месту его жительства (л.д. 10, л.д. 164 — 167, т. 1).

Согласно заключению экспертизы представленные на исследование вещества, изъятые у М.К.Г. и выданные М.К.Г. при личном досмотре, являются наркотическим средством — смесью, содержащей героин (диацетилморфин). Суммарный вес наркотического средства составляет 5,991 грамм, при этом вес вещества, выданного самим М.К.Г., составляет 0,973 грамма, вес изъятого вещества (из кармана одежды М.К.Г.) составляет 5,018 грамма л.д. 21 — 24, т. 1).

Согласно заключению экспертизы представленные на исследование вещества, изъятые по месту жительства М.К.Г., являются наркотическим средством — смесью (препаратом), содержащим героин. Суммарный вес наркотического средства составляет 5,615 грамма (л.д. 174 — 178, т. 1).

С учетом исключения из числа доказательств протоколов личного досмотра и обыска президиум полагает недоказанным факт незаконного хранения М.К.Г. наркотического средства, изъятого при личном досмотре из кармана одежды М.К.Г., весом 5,018 грамма, и наркотического средства, изъятого в ходе обыска по месту его жительства, весом 5,615 грамма.

Видео (кликните для воспроизведения).

Факт незаконного хранения наркотического средства — смеси, содержащей героин, весом 0,973 грамма, доказан, помимо показаний свидетелей, показаниями самого М.К.Г., данными в судебном заседании, а также показаниями на предварительном следствии, исследованными в судебном заседании (л.д. 45, 46, т. 1, л.д. 166 — 168, т. 2).

Тот факт, что вещество, выданное М.К.Г., является наркотическим средством — смесью, содержащей героин, весом 0,973 грамма, подтвержден заключением экспертизы.

Освобождению от уголовной ответственности за незаконное хранение указанного наркотического средства М.К.Г. не подлежит, поскольку наркотическое средство он выдал при его задержании сотрудниками милиции, которое происходило в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий при наличии данных о причастности М.К.Г. к незаконному обороту наркотических средств.

Доводы надзорной жалобы М.К.Г. о том, что в связи с изъятием наркотических средств из незаконного оборота в ходе оперативно-розыскных мероприятий, его действия могут быть расценены только как покушение на преступление, также несостоятельны.

В соответствии с ч. 3 ст. 30 УК РФ покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Как установлено, М.К.Г. незаконно хранил при себе без цели сбыта наркотическое средство — смесь, содержащую героин, весом 0,973 грамма до момента его задержания сотрудниками милиции. Тот факт, что использовать по назначению наркотическое средство М.К.Г. не смог, значения для квалификации его действий не имеет.

В связи с уменьшением объема обвинения президиум переквалифицирует действия М.К.Г. с ч. 2 ст. 228 УК РФ на ч. 1 ст. 228 УК РФ в редакции ФЗ от 6 мая 2010 года (как улучшающей положение осужденного) — незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

Из описательно-мотивировочной части приговора президиум исключает указание о незаконном приобретении М.К.Г. в неустановленное время и в неустановленном месте наркотических средств, поскольку за незаконное приобретение наркотических средств без цели сбыта М.К.Г. не осужден.

Наказание осужденному президиум назначает в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ. С учетом данных о личности М.К.Г., который характеризуется отрицательно, президиум приходит к выводу о назначении ему наказания в виде лишения свободы.

Оснований для применения при назначении наказания ст. 73 УК РФ, то есть, назначения наказания условно, президиум не усматривает.

Вид исправительного учреждения для отбывания наказания М.К.Г. президиум определяет в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ. Учитывая конкретные обстоятельства дела, наличие сведений о том, что М.К.Г. является лицом, употребляющим наркотические средства, отбывание наказания осужденному президиум назначает в исправительной колонии общего режима.

На основании изложенного, президиум постановил:

Приговор Переславского районного суда Ярославской области от 22 декабря 2009 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Ярославского областного суда от 26 февраля 2010 года в отношении М.К.Г. изменить:

Исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание на незаконное приобретение М.К.Г. в неустановленное время и в неустановленном месте наркотических средств.

Исключить из осуждения М.К.Г. незаконное хранение наркотического средства по месту жительства — смесь, содержащую героин, весом 5,615 грамма и уменьшить объем незаконно хранимого М.К.Г. наркотического средства при себе до 0,973 грамма смеси, содержащей героин.

Переквалифицировать действия М.К.Г. с ч. 2 ст. 228 УК РФ на ч. 1 ст. 228 УК РФ в редакции ФЗ от 6 мая 2010 года и назначить ему по этому закону наказание 2 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В остальной части приговор и кассационное определение оставить без изменения.

Признание протокола личного досмотра недопустимым доказательством

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 мая 2013 г. N 25-Д13-17 Суд изменил приговор и исключил ссылку как на доказательства на рапорты об обнаружении признаков преступления, на протокол личного досмотра, на протоколы осмотра и прослушивания фонограмм, поскольку они не были исследованы в судебном заседании

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.,

судей Мещерякова Д.А., Валюшкина В.А.,

при секретаре Белякове А.А.,

рассмотрела в судебном заседании надзорную жалобу осужденного Дьякова А.Г. о пересмотре приговора Трусовского районного суда г. Астрахани от 22 июля 2008 года, кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 9 октября 2008 года и постановления президиума Астраханского областного суда от 13 декабря 2011 года.

По приговору Трусовского районного суда г. Астрахани от 22 июля 2008 года

Дьяков А.Г., . ранее не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (за совершение преступления 13 февраля 2007 года) к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере 50 тыс. рублей, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (за совершение преступления 9 марта 2007 года) к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере 50 тыс. рублей, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (за совершение преступления 14 марта 2007 года) к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере 50 тыс. рублей, по ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 40 тыс. рублей. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 70 тыс. рублей.

[3]

По этому же делу осуждены Коновалов А.Н., Угрюмова А.С., Саврасов Д.П.

Читайте так же:  Соглашение по фактическим обстоятельствам в арбитражном процессе

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 9 октября 2008 года данный приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Астраханского областного суда от 13 декабря 2011 года приговор и кассационное определение изменены: исключена из приговора ссылка на показания Ш. данные на предварительном следствии при допросе в качестве свидетеля от 9 апреля 2007 года, как не исследованные в судебном заседании. В остальной части судебные решения оставлены без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мещерякова Д.А., мнение прокурора Титова Н.П., полагавшего, что из судебных решений надлежит исключить ссылку на доказательства, не исследованные в судебном заседании, а в остальном судебные решения по делу оставить без изменения, установила:

Дьяков признан виновным в совершении трех покушений на незаконный сбыт наркотических средств в составе организованной группы и в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере в составе организованной группы.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В надзорной жалобе осужденный Дьяков просит отменить указанные судебные решения, направить дело на новое рассмотрение. Утверждает, что наркотики, изъятые при личном обыске 15 марта 2007 года, ему подброшены, его доводы в свою защиту не опровергнуты, а выводы суда о его виновности основаны на предположениях, недостаточных доказательствах, получивших неверную оценку, и сделаны без учета обстоятельств, которые могли повлиять на эти выводы. Указывает, что в приговоре приведены доказательства, не исследованные в суде, которые следует исключить из приговора. Ссылается на недоказанность объединения в организованную группу для незаконного сбыта наркотиков. Полагает, что осуждение по эпизоду от 13 февраля 2007 года подлежит исключению с прекращением дела за отсутствием состава преступления. Считает, что ссылка суда на показания неявившихся свидетелей необоснованна, а решение об уничтожении вещественных доказательств незаконно.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия находит, что жалоба подлежит удовлетворению частично по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 240 УПК РФ приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

По данному делу эти требования закона судом в полной мере не соблюдены.

Так, суд в качестве доказательств виновности Дьякова А.Г. в совершении указанных преступлений сослался в приговоре в т. 1 на л.д. 3, 179-181, в т. 2 на л.д. 246, в т. 3 на л.д. 54, 106, 149 — рапорты об обнаружении признаков преступления; в т. 1 на л.д. 4 — протокол личного досмотра; в т. 3 на л.д. 125 — справка об исследовании; в т. 4 на л.д. 99-130, 142-207 — протоколы осмотра и прослушивания фонограмм, в том числе, на СД-диске N .

Однако в протоколе судебного заседания данных об исследовании указанных доказательств не содержится. Не указано в протоколе и об исследовании СД-диска N .

При таких обстоятельствах Судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора и последующих судебных решений ссылку на вышеуказанные доказательства, как не исследованные в судебном заседании.

Что касается иных доводов надзорной жалобы Дькова А.Г. о недоказанности его вины, недостаточности доказательств его вины, отсутствие в его действиях состава преступления, то все они были с достаточной полнотой исследованы в судебном заседании, судом им дана надлежащая оценка, совокупностью исследованных судом доказательств вина Дьякова А.Г. в совершении преступлений доказана и исключение не исследованных судом доказательств на это не влияет.

Действиям Дьякова А.Г. дана правильная юридическая оценка.

Что касается доводов жалобы о необоснованном решении суда об уничтожении вещественных доказательств, то оно и не было исполнено, так как при исполнении приговора судья постановлением от 23 октября 2008 года принял решение о хранении указанных вещественных доказательств при уголовном деле.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

надзорную жалобу осужденного Дьякова А.Г. удовлетворить частично.

Приговор Трусовского районного суда г. Астрахани от 22 июля 2008 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 9 октября 2008 года и постановление президиума Астраханского областного суда от 13 декабря 2011 года в отношении Дьякова A.Г. изменить:

исключить ссылку, как на доказательства, на: рапорты об обнаружении признаков преступления в т. 1 на л.д. 3, 179-181, в т. 2 на л.д. 246, в т. 3 на л.д. 54, 106, 149; на протокол личного досмотра в т. 1 л.д. 4; на справку об исследовании в т. 3 на л.д. 125; на протоколы осмотра и прослушивания фонограмм в т. 4 на л.д. 99-130, 142-207, в том числе, на СД-диске N .

В остальном судебные решения по делу оставить без изменения.

Председательствующий Галиуллин З.Ф.
Судьи Мещеряков Д.А.
Валюшкин В.А.

Обзор документа

В надзорной жалобе осужденный указывает, что в приговоре приведены доказательства, не исследованные в суде.

ВС РФ установил следующее.

В соответствии с УПК РФ приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

По данному делу эти требования закона судом в полной мере не соблюдены.

Так, суд в качестве доказательств виновности осужденного в совершении преступлений сослался в приговоре на рапорты об обнаружении признаков преступления, протокол личного досмотра, справку об исследовании, а также на протоколы осмотра и прослушивания фонограмм.

Однако в протоколе судебного заседания данных об исследовании указанных доказательств не содержится.

В связи с этим из приговора исключены ссылки на указанные доказательства, как не исследованные в судебном заседании.

Скажите пожалуйста если протокол админ. Задержания не составлялся можно ли признать

недопустимым доказательством протокол личного досмотра. Если да то как это аргументировать.

Здравствуйте. Да, можно признать. Протокол в этом случае обоязателен- вообще протоколируются любое следственное действие.

Статья 92. Порядок задержания подозреваемого

1. После доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю в срок не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены права, предусмотренные статьей 46 настоящего Кодекса.

(в ред. Федерального закона от 05.06.2007 N 87-ФЗ)

2. В протоколе указываются дата и время составления протокола, дата, время, место, основания и мотивы задержания подозреваемого, результаты его личного обыска и другие обстоятельства его задержания. Протокол задержания подписывается лицом, его составившим, и подозреваемым.

Читайте так же:  Снип производственные здания и сооружения актуализированная редакция

3. О произведенном задержании орган дознания, дознаватель или следователь обязан сообщить прокурору в письменном виде в течение 12 часов с момента задержания подозреваемого.

4. Подозреваемый должен быть допрошен в соответствии с требованиями части второй статьи 46, статей 189 и 190 настоящего Кодекса. До начала допроса подозреваемому по его просьбе обеспечивается свидание с защитником наедине и конфиденциально. В случае необходимости производства процессуальных действий с участием подозреваемого продолжительность свидания свыше 2 часов может быть ограничена дознавателем, следователем с обязательным предварительным уведомлением об этом подозреваемого и его защитника. В любом случае продолжительность свидания не может быть менее 2 часов.

Также и по КоАП РФ:

Статья 27.4. Протокол об административном задержании

1. Об административном задержании составляется протокол, в котором указываются дата и место его составления, должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол, сведения о задержанном лице, время, место и мотивы задержания.

2. Протокол об административном задержании подписывается должностным лицом, его составившим, и задержанным лицом. В случае, если задержанное лицо отказывается подписать протокол, в протоколе об административном задержании делается соответствующая запись. Копия протокола об административном задержании вручается задержанному лицу по его просьбе.

Акт досмотра, вымышленное место

Если в акте досмотра, который лег в основу обвинения, указано измененное относительно реального место задержания на 5 км и досмотра в измененном отделении полиции, относительно реального на 15 км, можно ли признать недействительным его и все последующее? Во-первых, это был не протокол, а акт личного досмотра, во-вторых, указано место в 5 км от места задержания. Один понятой уже был допрошен в суде, путался в показаниях по вопросу, где именно был досмотр, и на прямые вопросы не ответил так, как вписано во все показания. Оперативников и понятых. Если второй понятой при допросе также запутается, можно ли место досмотра признать неверным, а акт досмотра недопустимым доказательством?

1. Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

2. К недопустимым доказательствам относятся:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;

2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;

2.1) предметы, документы или сведения, входящие в производство адвоката по делам его доверителей, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий, за исключением предметов и документов, указанных в части первой статьи 81 настоящего Кодекса;

3) иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса.

1. Может ли акт досмотра служить доказательством по уголовному делу?

Согласно Уголовно-процессуальному кодексу доказательствами могут явиться любые сведения, помогающие уполномоченному лицу установить обстоятельства, требующие доказывания. То есть то, что возможно произошло и, что необходимо будет в процессе производства по уголовному делу, доказывать.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ:

1. Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Часть 2 данной статьи указывает на «иные документы».

[2]

Можно посчитать Акт досмотра «иным документом», однако согласно Кодексу об административных правонарушениях:

Статья 27.7. Личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице

6. О личном досмотре, досмотре вещей, находящихся при физическом лице, составляется протокол либо делается соответствующая запись в протоколе о доставлении или в протоколе об административном задержании.

То есть личный досмотр должен быть произведен с составлением протокола личного досмотра. Данный процессуальный документ может являться доказательством по уголовному делу, согласно п.5, ч.2 Ст. 74 Уголовно-процессуального кодекса.

2. Возможно ли признать протокол не допустимым доказательством?

Суд оценивает допустимость доказательств исходя из совокупности фактов произошедшего события. Соответственно необходимо, чтобы такая процедура как личный досмотр, подтверждалась необходимыми процессуальными документами. В данном случае это «Протокол личного досмотра».

Вопрос о его допустимости решается судом, исходя из оценки оснований, по которым протокол можно признать недопустимым.

Несколько примеров и практики:

Суд также мотивированно пришёл к выводу, что досмотр Гусейнова А.С.о. проведён с соблюдением требований ст. 27.7 КоАП РФ в присутствии двух понятых мужского пола, результаты досмотра отражены в протоколе об административном задержании, правильность их изложения удостоверена подписями составившего его должностного лица и понятых. Судебная коллегия соглашается с этим выводом и его обоснованием.

Противоречий в показаниях и существенно способных повлиять на выводы суда о виновности Ахременко, судебная коллегия не усматривает. Доводы относительно противоречий во времени проведения личного досмотра Ахременко П.М. в самом протоколе личного досмотра и в показаниях понятых, не могут негативно влиять на обоснованность установления самого факта покушения на сбыт наркотического средства и обоснованно судом первой инстанции не приняты во внимание.

Следовательно, можно выделить следующие основания, которые суд учитывает при определении относимости протокола личного досмотра к доказательствам:

1. Правильность оформления документа.

[1]

2. Соответствие процедуре, регламентированной законом (участие понятых, подписи).

Видео (кликните для воспроизведения).

3. Оценка внутреннего содержания протокола, информации, которая является основой доказательства.

Источники


  1. Гриненко А. В., Костанов Ю. А., Невский С. А., Подшибякин А. С. Адвокатура в Российской Федерации; Проспект — Москва, 2011. — 216 c.

  2. Баскакова, М. А. Толковый юридический словарь бизнесмена (англо-русский, русско-английский) / М.А. Баскакова. — М.: Контракт, 2007. — 560 c.

  3. Прокопович, С.С. Итальянско-русский юридический словарь / С.С. Прокопович. — М.: РУССО, 2017. — 392 c.
  4. Савюк, Л.К. Правоохранительные и судебные органы / Л.К. Савюк. — М.: ЮРИСТЪ, 2013. — 464 c.
  5. Файфер, Боб Удвойте ваши прибыли; М.: Юнити, 2011. — 143 c.
Признание протокола личного досмотра недопустимым доказательством
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here